Сэм Клебанов: «Машина — это лучшая зимняя одежда»

Г-н Клебанов, ведущий программы «Магия кино», помимо яркой, необычной внешности имеет нестандартное место постоянного проживания — теперь он гражданин Швеции, и его дом расположен в Гетеборге. Соответственно о европейских дорогах, о тамошних Правилах дорожного движения, о менталитете зарубежных водителей ему известно гораздо больше, чем о московских «пробках», например...

Г-н Клебанов, ведущий программы «Магия кино», помимо яркой, необычной внешности имеет нестандартное место постоянного проживания — теперь он гражданин Швеции, и его дом расположен в Гетеборге. Соответственно о европейских дорогах, о тамошних Правилах дорожного движения, о менталитете зарубежных водителей ему известно гораздо больше, чем о московских «пробках», например...


— Когда вы сдали на «права»?

— В декабре 1990 года в Москве, честно занимаясь до этого в автошколе. С 14 лет, с тех самых пор, как мои родители купили бежевую 11-ю модель «Жигулей», я мечтал их водить, хотя, не знаю почему, мне казалось, что у меня это не получится. Меня мучили какие-то плохие предчувствия… Но стоило только сесть за руль с инструктором, и я очень быстро освоился. Но самое, конечно, страшное было выехать впервые из тихого двора на оживленную трассу. Когда я увидел мчащийся, казалось, прямо на меня громадный чумазый грузовик, я подумал: «Ничего себе попал! Если таких экземпляров вокруг меня будет много, я долго не продержусь…» Но потом вроде ничего, постепенно втянулся, даже удивлялся своим способностям в процессе обучения. Отцовский автомобиль стал моей первой машиной, и по дороге на работу и с работы я еще успевал «бомбить», подвозя пассажиров, и за довольно короткий срок хорошо изучил Москву. Пассажиры попадались разные, иногда меня «кидали», убегали не заплатив…

— И в Швецию с друзьями вы тоже отправились на машине, верно?

— Да, это были «Жигули» шестой модели, которые за один раз могли проехать не более 20 километров — у машины была пробита прокладка головки блока цилиндров, как мы выяснили позже. Тем не менее, прибыв в Швецию, я еще некоторое время катался на этой машине со своими российскими «правами» и с их переводом на шведский язык за подписью самого переводчика. Но, получив вид на жительство, сразу купил себе красный OpeI Kadett 1986 года выпуска. Чуть больше года я с удовольствием на нем ездил, пока его у меня не угнали. Спустя какое-то время мое авто обнаружили в ручье и вернули мне обратно, сразу предложив его выкупить за девять тысяч крон, чтобы я не мучился с ним больше. Я отказался, отремонтировал авто у знакомых ребят в автосервисе, заплатив за это пять тысяч крон, и в итоге продал машину за четырнадцать тысяч.

— У вас уже были шведские «права»?

— Естественно. В Швеции экзамены сдают очень серьезно. Одно то, что экзамен по вождению длится от сорока минут до часа, говорит о многом. Заставляют ездить по всему городу, по всем закоулкам, потом — за город, на автобан, где внимательно наблюдают за твоими действиями и за реакцией на постоянно меняющуюся дорожную обстановку. Поэтому пришлось идти на курсы, чтобы изучить все детали. Объяснение теории там укладывается всего в шесть занятий, а вот практический инструктаж очень дорогой. Разумеется, все экзамены сдаются только на шведском языке. Теорию я сдал без проблем, хотя попадались весьма мудреные, специально запутанные вопросы. Например, на картинке нарисован перекресток с машинами и задан вопрос: «С какой стороны вам угрожает опасность?» И надо, во-первых, разглядеть, что из-за живой изгороди торчит крохотная палочка с флажком, а во-вторых, вспомнить, что обычно подобные вещи крепятся на детских велосипедах. И правильный ответ на вопрос будет, что ребенок может сейчас выскочить из-за угла на проезжую часть. Вот приходится разбираться в таких головоломках. Также я был поражен, что многие русские, прекрасно в течение многих лет водившие машину у нас, там никак не могли сдать экзамен —результат совершенно разного стиля вождения.

— И как ведут себя за рулем шведы?

— Очень правильно. Весьма редко и умеренно превышают скорость. Выделывать замысловатые финты на трассе — нетипично для этой северной страны. У шведов есть только одна странность: они практически никогда не подают сигнал поворота. Причем за подобное нарушение почему-то редко наказывают, видимо, потому, что там нет гаишников на каждом углу. Но когда меня на экзамене «завернули», сказав, что я слишком поздно включил сигнал поворота, я был возмущен несправедливостью: по крайней мере я это сделал — в отличие от большинства местных жителей! Плюс экзаменаторы были недовольны тем, что, поворачивая, я не объехал условный центр перекрестка и срезал путь, а также чуть-чуть в одном месте превысил скорость — вместо рекомендуемых 30 км/ч ехал 40. Я взял еще один урок вождения и во второй раз уже не совершил никаких ошибок.

— Какая марка сменила OpeI Kadet?

— Больше года ездил на велосипеде и трамвае, но затем приобрел четырехлетний Volkswagen Vento цвета темно-фиолетовый металлик с серым велюровым салоном. Красивый был автомобиль, верой и правдой мне служил в течение пяти лет. Где я только на нем не побывал. В то время я только начал свой бизнес, средств у меня еще было мало, а вот свободных дней полно, и поэтому, когда раз в полгода надо было ехать на телерынок в Канны, я брал с собой подругу, и мы, не торопясь, выбирая каждый раз разные маршруты, прибывали на Лазурный берег. Сегодня я уже беру машины только в лизинг и спустя три года меняю. Это удобно. Сейчас у меня замечательная серебристая Alfa Romeo 156, о которой я мечтал с детства. Очень уж мне нравилось название этой марки и ее спортивный дух. Автомобиль мне достался уже в новом, измененном, стильном дизайне, двигатель при прежнем объеме два литра стал намного мощнее.

— Что для вас значит автомобиль?

— Это средство передвижения, но и, несомненно, продолжение твоего имиджа. Машина ведь выражает наш характер не меньше, чем костюм. И, разумеется, машина — лучшая зимняя одежда.

— Аварий у вас не было?

— Избежал. Один раз буквально чудом. Два года назад в Чехии я ехал за рулем по главной дороге, со мной был друг и еще две девушки. В одном месте дорога стала уходить налево, и я увидел грузовик, двигающийся мне навстречу. По идее, он должен был меня пропустить, если собирался ехать прямо, потому что я в точности повторял изгиб главной дороги. Если же он хотел поворачивать направо, так я ему тогда вообще не мешал, но, возможно, с перепугу, он почему-то стал выруливать налево, тем самым выехав на встречную полосу. Я помню этот момент, как в кино: прямо на нас на приличной скорости несется эта махина — и полная тишина в салоне… Раздумывать было некогда, и я резко вывернул руль направо — там был какой-то бортик — и тут же налево, уже уворачиваясь от этого ограждения. Это был удачный маневр: мы и гибели избежали, и машину удалось не покалечить. После этого происшествия мы тихо добрались до ближайшего городка и, наверное, час сидели в кафе, отходили...