Предъяви то, не знаю что

Что может быть опаснее русского чиновника, бессмысленного и беспощадного в своем безнаказанном рвении. Когда ему становится нечего делать, а случается это пять рабочих дней в неделю, чиновник начинает тревожить общественность своими порывами, которые в случае с обывателем квалифицируются как преступление и наказываются лишением свободы, а в случае с чиновником считаются его работой и оплачиваются в размере должностного оклада.

Что может быть опаснее русского чиновника, бессмысленного и беспощадного в своем безнаказанном рвении. Когда ему становится нечего делать, а случается это пять рабочих дней в неделю, чиновник начинает тревожить общественность своими порывами, которые в случае с обывателем квалифицируются как преступление и наказываются лишением свободы, а в случае с чиновником считаются его работой и оплачиваются в размере должностного оклада.

Московский чиновник Кочетков, заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг города Москвы, решил взять на себя милицейскую функцию борьбы с автоворовством и в одиночку одолеть угонщиков. Как всякий безнаказанный чиновник, схватившийся не за свое дело, вставший на борьбу с угонами Кочетков начал с директивного указания и отмены законов РФ, которые, как это часто случается, очень мешают властям.

Своим распоряжением №1/8-754 от 17 октября 2005 года он отобрал у нерасторопной милиции право проверять документы у населения, аннулировал федеральный закон, запрещающий навязывание услуг, и повелел в крупных торговых центрах города ввести проверку... технического паспорта автомобилей на выезде со стоянок. Как и полагается ретивому чиновнику-недотепе, ничего не понимающему в чужих делах, г-н Кочетков натравил на ни в чем не виноватых водителей частных охранников, которых обязал проверять несуществующий документ. Некомпетентный чиновник даже не удосужился спросить у первого встречного водителя с автобазы, какие именно документы на машину сегодня действуют в стране. Кочетков бы не выглядел так безнадежно глупо, если бы вовремя узнал, что так называемый технический паспорт автомобиля законодательно упразднен еще в прошлом веке и вместо него существует два других документа: «Свидетельство о регистрации» и «Паспорт транспортного средства». Но если боец с угонами Кочетков имел в виду ПТС, то он неумный вдвойне, поскольку по закону ни один водитель в нашей стране не обязан возить с собой эту синюю бумаженцию.

Причем проверку несуществующего документа Кочетков называет обязательной услугой для посетителей и начальственно топает ножкой на заместителей префектов административных округов по потребительскому рынку, которым и разослал свое подсудное письмо.

Но если бы подобную пакость для водителей придумал не заместитель руководителя Департамента потребительского рынка и услуг правительства Москвы, а простой обыватель, и поставил бы во дворе шлагбаум, и начал впускать-выпускать водителей только по предъявлению несуществующего документа, и назвал бы это борьбой с угонами, то в награду от милиции он бы получил (как минимум) обвинение по статье 12.35 КоАП РФ «Незаконное ограничение прав на управление транспортным средством и его эксплуатацию», а как максимум — приговор по статье 330 УК РФ «Самоуправство». Но тем и силен отечественный чиновник, что позволяет себе вытворять все что угодно. Он ненаказуем и потому особенно активен.