Жизнь после Имолы

Eсли взглянуть на событийный ряд нынешней «Формулы-1», складывается впечатление, что основная «жизнь» крутится вовсе не вокруг очков и секунд. Безусловно, гонки идут своим чередом, нельзя сказать, что никого не волнует, повторит ли Фернандо Алонсо свой прошлогодний успех, сможет ли ему помешать Михаэль Шумахер или Кими Райкконен… Однако создается ощущение, что более отдаленное будущее — 2007-й и даже 2008 годы — занимает головы актеров «большого цирка» на четырех колесах куда сильнее.

Eсли взглянуть на событийный ряд нынешней «Формулы-1», складывается впечатление, что основная «жизнь» крутится вовсе не вокруг очков и секунд. Безусловно, гонки идут своим чередом, нельзя сказать, что никого не волнует, повторит ли Фернандо Алонсо свой прошлогодний успех, сможет ли ему помешать Михаэль Шумахер или Кими Райкконен… Однако создается ощущение, что более отдаленное будущее — 2007-й и даже 2008 годы — занимает головы актеров «большого цирка» на четырех колесах куда сильнее. Или просто сам по себе сезон, как годами налаженный механизм, не требует лишних разговоров. Или дело в том, что будущее слишком важно и серьезно, чтобы посвящать много времени обсуждению таких «мелочей», как победа того или иного пилота на конкретном Гран-при.

А то, что сейчас происходит в закулисье, касается и судеб отдельных пилотов (причем тех, кто определяет лицо современной «Формулы-1»), и судьбы самой «королевы автоспорта» в целом. Именно сейчас решается судьба семикратного чемпиона мира Михаэля Шумахера и, возможно, будущего чемпиона Кими Райкконена. Именно сейчас, только-только миновав угрозу раскола, «королева автоспорта» вышла на не менее сложную и судьбоносную стадию определения правил игры как минимум на ближайшие годы.

Так что в этом аспекте можно смело отметить, что как бы ни складывался сезон дальше, как бы напряженно ни проходили соревнования, первая европейская гонка этого года, Гран-при Сан-Марино, останется одной из самых запоминающихся в 2006 году. И дело даже не в том, окажет ли результат Имолы влияние на судьбу чемпионского титула или нет. Победа Михаэля Шумахера в открытой борьбе с действующим чемпионом мира Фернандо Алонсо — это не просто очки в зачет чемпионата. И даже не шанс для Михаэля побороться за очередной титул. Гораздо важнее то, что победа, и именно такая победа, может стать еще одним весомым аргументом для самого Михаэля в пользу того, чтобы продолжить карьеру пилота. И дело даже не в том, что с уходом Шумахера «Формула-1» лишится блестящего пилота, убавит зрелищности и т.д. Она потеряет последнего топ-пилота, выкованного в те времена, когда «Формула-1» еще не превратилась окончательно в гонку вооружений, с одной стороны, и в соревнование менеджеров — с другой. Окончательно завершится эпоха, когда «Формула-1» была прежде всего чемпионатом Личностей, которых за «баранкой» гоночных болидов, увы, с каждым годом становится все меньше и меньше.

Можно возразить, что, мол, Михаэль Шумахер также есть не что иное, как очередное творение немецкой автоспортивной промышленности и менеджерской смекалки Вилли Вебера… С другой стороны, можно ли вообразить Михаэля, к примеру, в полуводевильной ситуации Баттона, который, как Фигаро, пытался маневрировать меж двух господ в лице BAR и «Williams»? Шумахер всегда менял под собой коней редко, точно и безошибочно.

А может быть, дело в том, что помимо гонщицкого мастерства и воли к победе Шумахер обладает редкостным талантом притягивать к себе именно таких, не менее выдающихся специалистов — от менеджеров до механиков, внушать им глубокую веру в себя и побуждать обеспечивать базу для побед? Не приходить в великую команду, а создавать таковую вокруг себя. И, возможно, именно для того и нужна была победа в Сан-Марино, чтобы эта вера не иссякла.

А может, дело в том, что Шумахер не был бы Шумахером, если бы его имя периодически не светилось в связи с каким-нибудь нарушением правил? Как правило, недоказанным и ненаказанным. Ну, пару раз за долгую карьеру Михаэля, конечно, «ловили» и «ставили в угол» — в 1994 году его дисквалифицировали за нарушение технических правил (что не помешало парню стать чемпионом мира в первый раз), а в 1997 году достаточно символически наказали за некорректное поведение на трассе (провалившуюся атаку на Жака Вильнева в борьбе за чемпионский титул). А после Имолы-2006 снова вспыхнули разговоры вокруг т. н. гибкого антикрыла Ferrari 248, якобы изменяющего конфигурацию на высоких скоростях, что запрещено правилами. Однако доказать это довольно сложно.

И кто знает, если бы в Имоле Алонсо начал гонку с более высокой позиции, удалось ли бы Шумахеру отстоять первое место? С другой стороны, не самый высокий результат в квалификации Фернандо показал именно потому, что ехал с более полными баками, что и позволило ему в итоге провести более поздний первый пит-стоп. На котором он, собственно, и отыграл две позиции, с четвертого переместившись на второе место за Шумахером. А вот затем сумел сократить отставание от лидера с 11 секунд до половины секунды и повиснуть на заднем антикрыле Ferrari ко второй волне дозаправок. Ко второму пит-стопу «Renault» на ходу поменяла тактику, но неудачно: Алонсо заехал на дозаправку раньше Шумахера, но и Михаэль на трассе не задержался, успев выскочить с пит-лейн впереди соперника. А дальше зрители стали свидетелями тех самых 12 кругов, ради которых, собственно, и стоит смотреть соревнования «Формулы-1»: Алонсо нападал, семикратный чемпион мира мастерски оборонялся, и так — до самого финиша…

Неудивительно, что как раз после Имолы титульный спонсор «Ferrari» компания «Phillip Morris» (бренд «Marlboro») объявила о готовности обеспечить «фонд заработной платы» в $70 млн. в год для пилотов конюшни из Маранелло, чтобы контракт на сезон-2007 был заключен сразу и с Михаэлем Шумахером, и с Кими Райкконеном. Кстати, «Marlboro» останется титульным спонсором «Ferrari» до 2011 года, несмотря на существенные ограничения табачной рекламы. По слухам, «Ferrari» предложила Михаэлю Шумахеру новый двухлетний контракт на 45 млн. долларов в год с важной оговоркой о том, что он вправе уйти раньше в случае, если выиграет еще один титул чемпиона мира. Поскольку, судя по всему, Михаэля держит в «первой формуле» желание вовсе не заработать еще больше денег, а закончить карьеру на высокой ноте, шансы заполучить семикратного чемпиона пока остаются и у «Renault», даже если французы предложат и меньше...

Кими Райкконен потенциально может выбирать из трех конюшен: «McLaren», «Ferrari» и «Renault». В финансах финн скорее всего не проиграет при любом раскладе, а вот в плане карьеры его выбор будет решающим: если он выберет «неправильную» конюшню сейчас, карьера может закончиться так же, как, например, и амбиции Дэвида Култхарда. Слишком долго сидеть в ранге «потенциального чемпиона» современная «Формула-1» не позволяет. Час «икс» настанет где-то в районе июньского Гран-при Канады.

Не менее интересная жизнь бурлит и в более высоких сферах. FIA наконец-то разродилась окончательным списком команд на 2008 год. А выбирать пришлось из 22 заявок (это в два раза больше, чем число команд в сезоне-2006)! Несмотря на такое количество запросов, FIA не стала увеличивать квоту в 12 команд, допускаемых к участию в чемпионате, из-за безопасности, емкости и оснащения трасс, боксов и т.д. При этом за бортом не осталась ни одна из существующих ныне 11 команд, к которым менее чем через два года добавится еще один новичок. В чемпионате 2008 года примут участие: «BMW Sauber», «Honda Racing», «MF1 Racing», «Red Bull», «Mild Seven Renault», «Scuderia Ferrari Marlboro», «Super Aguri», «Scuderia Toro Rosso», «Panasonic Toyota», «Vodafone McLaren Mercedes», «Williams F1» и новая команда — «Prodrive». Кстати, директор «Prodrive» Дэвид Ричардс уже имеет богатый опыт руления конюшней «Формулы-1» — BAR. Так что остальным претендентам (если они, конечно, имеют реальные основания для создания команд) остается уповать на то, что одна из ныне существующих конюшен «скапустится» и будет выставлена на продажу. По слухам, некоторые из числа «пролетевших» на отборе FIA уже активно пускают слюни в адрес детища Алекса Шнайдера — российской команды MF1.

А представители счастливой дюжины могут садиться за стол переговоров с чиновниками FIA по поводу спортивных правил и владельцами коммерческих прав по части распределения доходов. В настоящее время «Formula One group» отстегивает командам 50% доходов от «Формулы-1», а представители конюшен торгуются на 60%... Не проще обстоят дела и с правилами. FIA всеми силами пытается ограничить гонку вооружений. Однако, несмотря на все усилия, эта задача продолжает оставаться утопической. И команды более чем когда-либо разделены на малочисленную верхушку и низы — не столь опытных или неудачливых разработчиков машин и моторов либо и вовсе пользователей так называемой клиентской техники.

Что ж, похоже, «формулистов» ждет веселое и плодотворное лето. Уже к сентябрю, видимо, появятся новые революционные правила. Но так ли важно количество лошадиных сил по сравнению с тем, кто сидит за рулем и за рулем чего? Здесь ответы на главные вопросы мы получим скорее всего уже к концу июня. В первую очередь — уйдет Шумахер или нет. Конечно, может быть, и без Красного Барона в современном пелетоне можно найти немало выдающихся гонщиков и незаурядных личностей. Просто они уже из другого поколения и совсем другие. Например, Кими Райкконен… Ну и, конечно, Фернандо Алонсо, который уж точно не похож на придаток своего автомобиля и продукт своего менеджмента. Он спокойно подписывает миллионные контракты за спиной у своего «главного начальника», публично критикует собственную команду, в которой его якобы «зажимают», и меняет женщин, ну, видимо, все-таки пореже, чем свои гоночные перчатки, но намного чаще, чем раскраску своего шлема. Но дело в том, что ни женщины, ни длинный язык о масштабах личности как таковой ничего не говорят. А вот окажется ли решение Фернандо перейти в «McLaren» столь же мудрым, как в свое время решение Михаэля оказаться в «Ferrari», и выстоит ли он в пору перемен, покажет только время. А у Алонсо в отличие от Шумахера оно есть…