Дело в шляпе

Нет, что ни говорите, а ГИБДД Юго-Восточного округа столицы — одно из самых незаурядных подразделений уж если не России, то Москвы точно. Тут все не как у людей: на боевое дежурство инспектора заступают не то что без жетонов — подчас служебное удостоверение в карман забывают положить (об этом «МКмобиль» писал неоднократно).

Нет, что ни говорите, а ГИБДД Юго-Восточного округа столицы — одно из самых незаурядных подразделений уж если не России, то Москвы точно. Тут все не как у людей: на боевое дежурство инспектора заступают не то что без жетонов — подчас служебное удостоверение в карман забывают положить (об этом «МКмобиль» писал неоднократно).

Не удивимся, если и в табельные пээмы вместо патронов служивые юго-востока заряжают пистоны от игрушечного оружия. Хотя в конце концов это личное дело гаишников — стрелять в бандитов свинцовыми пулями или же закидывать их гнилыми помидорами, честно взятыми с местной овощебазы. Нас же (как водителей) тревожит совершенно иное — самодеятельность ГИБДД ЮВАО по части освоения водительских денег. Но обо всем по порядку.

Если помните, недавно министр внутренних дел России Рашид Нургалиев заявил, что разработана программа по противодействию коррупции в ГИБДД. Одна из мер — внедрение в состав экипажей ДПС представителей народной дружины; дескать, они своим присутствием будут вселять в инспекторов рефлекторный страх на получение взятки. Здравое зерно в мысли руководящего состава МВД, безусловно, имеется, однако генералы позабыли сделать скидку на то, что мы живем в России, где лекарство в одночасье превращается в яд. Именно такая метаморфоза и случилась на юго-востоке Москвы.

Примерно год назад на дорогах округа появились общественники, призванные помочь инспекторам блюсти порядок. Внешне дружинники как две капли воды похожи на настоящих гаишников: темно-синие штаны со световозвращающими полосками, ядовито-желтые курточки и даже нагрудные знаки инспекторов ДПС. Отличие лишь в головном уборе: у сотрудников ГИБДД — форменные фуражки, а у народных дружинников — кепи. Вскоре общественники стали замечать, что водители принимают их за самых что ни на есть настоящих гаишников — даже деньги за сговорчивость предлагают. Пользуясь неожиданно полученной властью, дружина начала в буквальном смысле набивать карманы, правда, как говорят наши источники, не забывая при этом делиться барышами со своими покровителями. Гаишники в этом узрели свою выгоду — ведь если служба собственной безопасности МВД поймает на взятке инспектора, то это грозит потерей погон и тюремным сроком. Ну а если на мзде погорит дружинник, то максимум, что ему светит, — условный срок по статье «Мошенничество». Поэтому в целях собственной безопасности сотрудники ГИБДД передают нарушителей в руки своих общественных «коллег», которые и договариваются об откупных.

Но дружинники прекрасно научились обходиться и без гаишников, зарабатывая криминальные деньги в одиночку. Автомобилисты, регулярно колесящие по юго-востоку, наблюдают людей в кепи в самых различных местах. «МКмобиль» специально в течение нескольких дней ездил по округу в поисках «пастбищ» народной дружины. Итак: 21 апреля, время около 20.00, съезд с Волгоградского проспекта на ТТК. Серая «Волга», госномер т219ум 99. В ней сидит народный дружинник и о чем-то беседует с водителем «Газели». В это время его напарник (тоже в кепи) останавливает и проверяет документы у водителя КамАЗа.

Заметим, что данные лица на этой машине несут «дежурство» на Волгоградке каждый день часов этак по 6, хотя народная дружина может привлекаться к работам лишь на 3 часа в неделю!

24 апреля, 17.40. Съезд с ТТК на Нижегородскую улицу. Двое дружинников отлавливают водителей за выезд на полосу встречного движения.

24 апреля, 18.00. Съезд с шоссе Энтузиастов на ТТК. Двое общественников останавливают большегрузные автомобили.

24 апреля, 20.30. Перекресток Люблинской улицы с Волгоградским проспектом. Дружинник останавливает вишневую «девятку» и проверяет документы у водителя.

Во всех перечисленных случаях поблизости настоящих сотрудников ГИБДД не было, то есть дружинники работали в свое удовольствие. Но и это еще не все. Как нам стало известно из источников, близких к ГАИ юго-востока, тамошним общественным помощникам удалось разжиться спидганом (прибором для измерения скорости автомобилей), и с помощью данного агрегата лжементы пополняли свой бюджет. Эти данные нашли подтверждение — корреспонденты «МКмобиля» лично видели работу дружины по отлову «шумахеров».

Руководству отдела ГИБДД Юго-Восточного округа неоднократно поступали жалобы от граждан на действия дружинников, оно обещало разобраться в ситуации и призвать «помощничков» к порядку. Времени с тех пор, как были даны эти обещания, утекло немало, а вот порядка, увы, больше не стало. Да и зачем делать какие-то подвижки в сторону избавления от дружинников, ведь сам министр одобрил такую форму сотрудничества силовиков и граждан.


КСТАТИ

Народные дружинники, по сути, обладают птичьими правами. Останавливать транспорт и проверять документы у водителей представители дружины не могут даже в присутствии аттестованного сотрудника ГИБДД. Привлекать нарушителя к ответственности — и подавно. А если углубиться в историю вопроса, то народная дружина создавалась для того, чтобы ее члены раз в неделю дежурили на пешеходных переходах вблизи школ и следили за тем, чтобы дети переходили проезжую часть по Правилам.


ЛИЧНЫЙ ОПЫТ

ИНСПЕКТОР НЕДОДЕЛАННЫЙ

Вдоволь понаблюдав за дружинниками из кустов, мы решили перейти, так сказать, к практическим занятиям — вступить с ними в контакт. Итак, 25 апреля около 21.00 останавливаемся под знаком «Остановка запрещена» на Волгоградском проспекте возле станции метро «Текстильщики». Включаем «аварийку», дескать, машина поломалась. Но не успев осмотреться по сторонам, слышим стук в окно:

— Инспектор 2-й роты отдельного батальона ДПС ГИБДД ЮВАО Жигалов, — отрапортовал человек в милицейской форме, но в кепи. — Нарушаем, товарищ водитель, здесь остановка запрещена, ваши документы.

— Простите, а вы сотрудник Госавтоинспекции? — недоумеваем мы.

— Я же вам представился — инспектор 2-й роты Жигалов.

Говорил боец убедительно и борзо, словно добрый десяток лет в ГАИ оттарабанил. Но мы-то знаем что к чему, посему требуем показать служебное удостоверение. Дружинник без колебаний достал из кармана пухленький бумажник, развернул его, и в одном из кармашков замаячил российский триколор с надписью «Удостоверение №015477 выдано инспектору БДД НД (народной дружины) Владимиру Жигалову».

— Итак, ваши документы, — продолжил инспектор Жигалов, убрав свою цветастую «ксиву» в карман. Хотим заметить, что в руках у данной личности уже были чьи-то водительское удостоверение и свидетельство о регистрации (как позже выяснилось — шофера рыжей «копейки»).

Небольшое отступление. В старой редакции Правил водители должны были передавать для проверки свои документы не только сотрудникам милиции, но и дружинникам, и внештатным милиционерам. Действующие ПДД дают право проверять бумаги водителя только сотрудникам милиции. Иными словами, народный дружинник, назвавшийся инспектором ДПС Жигаловым, не уполномочен был забирать «права» и СТС у водителя «копейки», о чем ему и было заявлено.

— А мне инспектор сказал, чтобы я проверял и забирал документы у нарушителей, — возразил Жигалов.

— Вот и чудненько! Нам бы очень хотелось посмотреть на гаишника, незаконно наделившего вас своими правами и должностными обязанностями.

...Через пару минут нарисовался лейтенант, даже с пятой попытки не сумевший внятно произнести свою фамилию. Пришлось потребовать предъявить служебное удостоверение. Гаишник его достал и тут же убрал, не дав возможности вчитаться во все его регалии, однако узреть фамилию Карчиганов мы все ж таки сумели. А заодно и номер нагрудного знака срисовали: 77-3693.

— Документы на машину и ваши «права», — тоном, не требующим возражений, произнес лейтенант. Но поскольку инспектор не видел, кто был за рулем, мы решили прикинуться глупенькими и заявили, что водителей среди нас нет, а посему предоставили российские паспорта и свидетельство о регистрации авто. На это г-н Карчиганов взбеленился и заявил, что сейчас состряпает протокол за управление машиной без «прав».

— Потом попробуйте доказать, что не были за рулем, — потирая ладони, изрек лейтенант. — Дружинник завсегда подтвердит мои слова.

А ведь передай лейтенанту «права», он бы в паре с народным дружинником мог и «встречку» нам нарисовать, и в «пьянке» обвинить, и даже списать десяток сбитых пешеходов. И ведь действительно — потом докажи, что не верблюд.

Отрезвляюще на Карчиганова и Жигалова подействовали три заветные буквы, произнесенные нами в мобильный телефон:

— КПО (контрольно-профилактический отдел ГИБДД)? Здравствуйте...

Вмиг нам были отданы паспорта и СТС на машину, а сами служивые как по щучьему велению бесследно растворились в пространстве...