Лицом к стене

Мнение о машинах из Поднебесной под маркой «Great Wall» у нашей автообщественности сложилось далеко не однозначное. Скорее даже негативное. Что ж, пришло время воочию убедиться, в каком именно «заброшенном сарае» куется победа молодого китайского автопрома.

Мнение о машинах из Поднебесной под маркой «Great Wall» у нашей автообщественности сложилось далеко не однозначное. Скорее даже негативное. Что ж, пришло время воочию убедиться, в каком именно «заброшенном сарае» куется победа молодого китайского автопрома.


Из китайских автопроизводителей, интенсивно экспортирующих сегодня к нам свой товар, компания «Great Wall Motors Ltd.» (GWM) первая организовала масштабные поставки своей продукции в Россию. И нет ничего удивительного, что представители именно «Великой стены» пригласили на свой завод для ознакомительной экскурсии российских журналистов. В холдинг GWM входит более 10 дочерних компаний, занимающихся производством внедорожников, грузовиков и автобусов, а также научными исследованиями и опытными конструкторскими разработками. В 2004 году GWM вошла в десятку крупнейших частных предприятий Китая.

В 2005 году акции фирмы начали котироваться на Гонконгской бирже. Годовой объем производства компании составляет 200000 единиц техники в год.

Экскурсия началась от монументального здания головного офиса. Уж не знаем, какова архитектурная ценность этого сооружения, но оно внушает уважение. Вся остальная территория завода — сплошь цеха ангарного типа. Вокруг чистенько, ни окурочка и ни одного праздношатающегося работяги в засаленном комбезе. Оно и понятно — с дисциплиной у китайцев все в порядке. На конвейере для выполнения любой операции рабочим отводится 7—9 минут. Замешкался — штраф, если задержки вошли в систему, сами понимаете — вот бог, вот порог. По западным меркам зарплата у рабочих GWM аховая — примерно 1200 юаней (около 150 долларов). Между тем текучки кадров, как нам сказали, нет — люди ценят свое место и держатся за него. Ведь для того, чтобы попасть на завод, каждому потенциальному работнику пришлось для начала пройти комплексный медосмотр. Выявится хоть одна болячка — до свидания. Затем кандидаты на трудоустройство должны 3 месяца побегать строем и позаниматься спортивно-оздоровительными упражнениями. Что это точно означает, если честно, я так до конца и не понял. Но как мне объяснили, для работы на конвейере GWM человек должен находиться в хорошей спортивной форме. Логично, черт возьми. И чтобы стать полноценным членом коллектива, надо принять еще целый ряд условий. Например, ежемесячно выдавать «на-гора» хотя бы одно рационализаторское предложение, направленное на улучшение качества производства или повышение его экономичности. Нет «рацухи» — штраф, пусть символический — пару долларов, но для личной карьеры крайне неприятный. Также, коли за концепцию развития в здесь взят слоган «Improve littel by little everyday» (в вольном переводе означающий «Каждый день малыми шагами движемся к совершенству»), то каждый работник просто обязан после трудового дня выделить время на сугубо личное совершенствование. И неважно, чем ты будешь заниматься — изучением английского языка, вышиванием крестиком или погрузишься в штудирование философских трактатов, главное — обязан ежедневно развиваться и познавать что-то новое. Нет? Значит, на заводе тебе делать нечего. Наверняка существует еще целый ряд правил и условий работы на GWM, о которых нам не поведали, но суть не в этом. Дело в том, что если сложить военизированное стремление коллектива к постоянному совершенствованию с используемыми на предприятии современными технологиями, в итоге получается довольно могучая сила, намеревающаяся в скором времени всерьез навалиться на мировой автомобильный рынок.

А насчет применения и освоения современных технологий — не сомневайтесь, все оборудование тут японского и германского происхождения, есть и сварочные роботы, и автоматические покрасочные камеры. В наличии — пусть маленький, но свой испытательный полигон и даже научный центр. И хотя персонала там занято немного, зато экспертами работают немецкие инженеры. В частности, во время нашего визита, европейский «гастарбайтер» занимался наладкой нового турбодизельного мотора, который предполагается в будущем устанавливать на модель Hоver. Короче, трудятся китайцы, и трудятся не в заброшенном сарае, штампуя на своей коленке кузовы, а в просторных светлых цехах с кондиционерами и на современном оборудовании, которое порой не встретишь на российских автогигантах. И последнее. Сколько ни пытали мы представителей GWM, по каким лицензиям они собирают с нуля свои моторы и штампуют формы кузовов, ответ был всегда один — все собственной разработки. Спорить никто не стал. Между тем стоит признать, что внутреннего потенциала у компании накоплено уже достаточно, чтобы воплотить в жизнь проекты действительно собственной инженерной кухни.