Как поднималась сталь

Ни глупых гримас знакомой троицы, ни «Запорожцев» на большой воде, ни «шахи», увязшей по самые уши в грязи российских дорог, вы здесь не увидите. Когда речь идет об эвакуаторах, выцепляющих с обочин бестолково припаркованные машины, тут, чесслово, не до юмора, ибо власть с паркующимися вопреки Правилам автомобилистами, говорят, ведет не совсем честные игры. Выяснять, в чем именно «надувают» водил, отправился «МКмобиль».

Ни глупых гримас знакомой троицы, ни «Запорожцев» на большой воде, ни «шахи», увязшей по самые уши в грязи российских дорог, вы здесь не увидите.

Когда речь идет об эвакуаторах, выцепляющих с обочин бестолково припаркованные машины, тут, чесслово, не до юмора, ибо власть с паркующимися вопреки Правилам автомобилистами, говорят, ведет не совсем честные игры. Выяснять, в чем именно «надувают» водил, отправился «МКмобиль».


Восьмое сентября. Пятница. В этот день, ей-богу, нам меньше всего хотелось войны с эвакуаторщиками и со столичной ГАИ. Хотя, если уж совсем откровенно, нам не столько было лень воевать, сколько работать, — ведь на дворе, как говорят в народе, «тяпница». Поэтому поддержать моральный дух коллектива, а заодно и проследить за тем, чтобы в этот святой для всех разгильдяев день ни один из нас не сбежал с «поля брани», пришел лично предводитель «МКмобиля» и кэп голубого «Запора» («МКмобиль» №15/2006) в одном лице Александр Ростарчук.

Все утро кружили по Москве в поисках пресловутых эвакуаторов, но они, окаянные, как сквозь землю провалились, будто чувствовали, что журналисты вышли в город по их души. Наконец-то удача: на Садовом кольце возле Курского вокзала заметили целую кавалькаду погрузчиков — штук десять, не меньше. Вот с них-то и начнем нашу утреннюю «трапезу»!

Впрочем, Фишер с Кузьминым решили променять «пищу журналистскую» на еду натуральную и свернули в первую попавшуюся харчевню, оставив коллегу Зленко и шефа один на один с гаишниками и службой эвакуации.

— Сгружайте машину! — надрывал голосовые связки Ростарчук. — Вы обязаны ее немедленно снять с погрузчика!

Эвакуаторщик замер, Nissan Primera, едва покачиваясь, повис в воздухе. Наши крики привлекли внимание инспектора ДПС. Служивый был не против отдать нам иномарку, правда, лишь при условии, если мы покажем документы на авто. Таковых у нас не оказалось («тачка» ведь чужая). Однако слово за слово, и Nissan уже снят с эвакуатора без копейки денег. В знак благодарности мы предложили водителю погрузчика 100 «деревянных», и он, ни секунды не колеблясь... отказался от них:

— У меня зарплата 34 000 рублей. Работаю сутки через трое, так что денег мне хватает, — усмехнулся над нашим стольником работник ГСПТС.

Эвакуаторы разъехались, оставив после себя чистую (вернее сказать, зачищенную от машин) обочину. Лишь отвоеванный нами чей-то Nissan Primera сиротливо стоял под знаком «Остановка запрещена». Жаль, нарушитель так и не узнает имен героев, вырвавших его авто из клешней эвакуатора...

Двинули на Новый Арбат — здесь, если можно так выразиться, неиссякаемое пастбище погрузчиков. Видим, как на крючках взмывает ввысь новенькая Toyota. В середине процесса подбегает владелица иномарки и слезно просит эвакуаторщика вернуть машину с небес на землю, однако работник ГСПТС пропускает ее слова мимо ушей. Вмешательство «МКмобиля» вернуло ситуацию в русло закона. Но когда мы взглянули в акт описи авто, изумлению не было предела! Если посмотреть перечень внесенных в опись повреждений новенькой Toyota, то искренне поражаешься, как вообще эта развалюха смогла куда-то приехать. В общем, много лишних вмятин, сколов и царапин приписано. Столичным властям есть над чем поработать, чтобы эвакуация в Москве не была варварским способом наведения порядка на дорогах.