Дело шьешь, начальник!

Повелительный свист (Соловей-разбойник отдыхает), властный взмах полосатой палкой — и очередной автомобилист застыл на обочине, прикидывая, во сколько теперь обойдутся ему каверзные подходцы дорожного полицейского...

Повелительный свист (Соловей-разбойник отдыхает), властный взмах полосатой палкой — и очередной автомобилист застыл на обочине, прикидывая, во сколько теперь обойдутся ему каверзные подходцы дорожного полицейского...


Не буду томить читателя — с недавних пор ему может не хватить и целой зарплаты менеджера среднего звена, чтобы откупиться от неправедных, но, увы, отныне вполне законных претензий гаишника.

Дело в том, что на днях Пленум Верховного суда РФ окончательно (хотя, надеемся, не бесповоротно) разом решил две крайне актуальных для моторизованной братии проблемы: что считать выездом на полосу встречного движения; и как, не отходя от кассы, простите, гаишной машины, определить алкогольную составляющую любого водителя.

Но если с первым номером программы все ясно (отныне разворот через «сплошную» или, скажем, ее пересечение под прямым углом для въезда в расположенный на другой стороне проезжей части двор приравнивается к езде по «встречке»), то вот пункт второй вызывает большие сомнения.

Цитировать постановление высшей судебной инстанции страны не стану, а сразу переведу с юридического на русский его суть. Отныне для того, чтобы признать автовладельца в доску пьяным, стражам дорожного порядка совершенно необязательно обращаться к докторам. Достаточно в присутствии двух свидетелей составить протокол о том, что водитель Иванов отказался от прохождения медицинской экспертизы, хотя все признаки алкогольного опьянения (покраснение кожного покрова, нечленораздельная речь, неуверенная походка, запах изо рта, дрожание пальцев и т.д.) налицо. И баста. «Прав» вы лишитесь стопроцентно, даже несмотря на то, что года три как закодированы и просто мечтали проехать с инспектором в наркологический пункт для полноценной диагностики и подтверждения вашего кристально трезвого состояния. Теперь — теоретически — пьяным проще простого объявить абсолютно любого водилу, даже если в тот день он и не думал выезжать на дорогу. Доказать обратное, конечно, можно, но для этого придется потратить столько времени, нервов и денег на знающего адвоката, что небо все равно покажется с овчинку, ведь для простых судей вердикт их старших товарищей с Ильинки — прямое и однозначное руководство к действию.

Кстати, о «товарищах с Ильинки». При чтении постановления меня не покидало ощущение, что верховные судьи напрочь растеряли все свои профессиональные навыки. Дело в том, что их постановление написано кондово-безобразным милицейским языком. Похоже, гаишники нашли короткую и верную дорожку к сердцу Фемиды. А она сняла повязку с глаз.