Чего стоим? Кого ждем?

Мужики, случилось! В канун Нового года. Как в кошмарном сне или фильме ужасов. Москва встала. Одна сплошная «пробка» с утра до вечера, с вечера до утра. Теперь все, кто за рулем, физически и окончательно ощутили, что будет через год-полтора. Полный транспортный коллапс, летальная закупорка дорожной системы.

Мужики, случилось! В канун Нового года. Как в кошмарном сне или фильме ужасов. Москва встала. Одна сплошная «пробка» с утра до вечера, с вечера до утра. Теперь все, кто за рулем, физически и окончательно ощутили, что будет через год-полтора. Полный транспортный коллапс, летальная закупорка дорожной системы.
И сразу стало предельно тесно в метро, перенапрягались автобусы и троллейбусы, даже трамваи. Другими словами, если все выйдут из автомобилей и пересядут на общественный транспорт, то лучше не станет. Просто «пробка» плавно зальет тоннели метро, и до треска распухнут наземные общественные транспортные средства. Что называется, приехали.
Но нельзя сказать, что это все — неожиданность. Умные говорящие головы предрекали. Прогнозировали. Московские власти согласно кивали, чесали затылки, предлагали дурацкие меры — например, закрутить в одну сторону Садовое кольцо. Построить еще одно, четвертое кольцо, а лучше и пятое. Хотя те же умные головы предупреждают, что кольца, сколько бы их ни было, город не спасут.
Почему же столица скоропостижно и смертельно заболела дорожным тромбозом? Потому что после ликвидации советской плановой системы никто планировать, считать, прогнозировать не стал. Мол, рынок разрулит. Начался дикий строительный капитализм. Чиновники вплоть до муниципальных стали продавать под строительство землю. Преимущественно в пределах Садового кольца. Под офисы, торговые комплексы и VIP-хаусы. А коррупция исключает прогнозирование и планирование. Коррумпированный чиновник не может настоять на том, чтобы клиент за свой счет строил автостоянки. Такой чиновник не станет считать пассажиро- и машинопотоки. Пропускную способность городских дорог. Плотность клерков на один квадратный метр городской территории в Центральном округе столицы. Такого чиновника не интересуют отдаленные последствия собственных действий и решений. А в советские времена он был в ответе. Ведь могли очень жестко спросить. Органы, партия.
Теперь схватились за голову. И за транспортные кольца. А просчитать въезды и съезды не сумели. Или не захотели. ТТК по этой причине живет само по себе. Чаще всего в закупоренном виде. Схватились за перехватывающие стоянки. Однако в Институте Генплана не знают, где и сколько мест труда. И сколько в них трудящихся. Поэтому научно обоснованно расположить нужное число «перехваток» нужной площади и у нужных станций метро власти не могут.
Специалисты подсказывают. Требуются не столько кольца, сколько хорды — магистрали непрерывного движения. Новые мосты через Москву-реку. Новые переезды через железные дороги, рассекающие город. Надо разблокировать, рассечь промтерритории. Их ведь приходится объезжать. Мосты и переезды, затратив большие деньги, можно соорудить. С хордами хуже. Зарезервированные под них территории уже проданы. Под строительство.
Что в сухом остатке? Специалисты советуют ввести платный въезд в центр. Жестко вытеснять с основных магистралей личный и чиновный транспорт за счет введения специальных, огороженных барьерами полос движения общественного транспорта. Разуплотнить центр, то есть большую часть офисных зданий превратить в гостиницы. Иначе через несколько лет Москва встанет окончательно.