Колесом по полюсу

Добраться до Северного полюса! Много лет люди одержимы этой идеей. Каких только способов они не напридумывали! На самолетах, лыжах, ледоколах, собачьих упряжках… Казалось бы, уже испробованы все мало-мальски пригодные для этой цели транспортные средства, однако полет творческой мысли любителей приключений не знает границ. В нынешнем году предстоит покорение полюса на автомобилях! Столь уникальную экспедицию подготовила группа энтузиастов во главе с известным российским полярным путешественником Владимиром Чуковым.

Добраться до Северного полюса! Много лет люди одержимы этой идеей. Каких только способов они не напридумывали! На самолетах, лыжах, ледоколах, собачьих упряжках… Казалось бы, уже испробованы все мало-мальски пригодные для этой цели транспортные средства, однако полет творческой мысли любителей приключений не знает границ. В нынешнем году предстоит покорение полюса на автомобилях! Столь уникальную экспедицию подготовила группа энтузиастов во главе с известным российским полярным путешественником Владимиром Чуковым.
Проект, который осуществляет Чуков со своей командой из экспедиционного центра «Арктика», на самом деле куда более грандиозен. Он получил название «Полярное кольцо» и задуман как первая в мировой истории арктическая «кругосветка», совершенная на наземных колесных транспортных средствах. Российские экстремалы хотят «оконтурить» Северный Ледовитый океан, двигаясь по берегам окружающих его материков и островов. Для этой цели они даже создали специальные пневмовездеходы.
Экспедиция разбита на четыре этапа. Первый из них состоялся в апреле-мае 2002 года. Десять человек на четырех «эксклюзивных» внедорожниках преодолели более 6000 километров от заполярного Салехарда вдоль арктического побережья до Норильска и далее через Тикси в самый северный город на Земле — Певек.
Второй этап провели весной 2004-го. На сей раз путешественники «намотали» на колеса своих вездеходов 4500 километров от берегов полуострова Ямал до архипелага Северная Земля.
Третий этап «Полярного кольца» начался с «пролога»: в 2005 году Чуков и пятеро его товарищей, стартовав из Воркуты, проехали по ледяным полям Карского моря, по полуострову Ямал до Диксона, а оттуда выбрались к Новому Уренгою. Сложнейший поход был лишь тренировкой перед основным «марш-броском», который состоится в феврале-июне нынешнего года. Впервые в истории путешественники предполагают одолеть трансполярный маршрут — напрямик через Ледовитый океан! — на автомобилях-вездеходах. Общая протяженность рейда — 7000 километров (из них около 3000 по дрейфующим льдам). Пройдя от Северной Земли через полюс, группа Чукова должна добраться до Канады и по островам арктического архипелага прибыть в поселок Резольют-Бей.
А «докрутить» «Полярное кольцо» планируется через два года, в 2009-м. Тогда участники экспедиции двинутся из финишного пункта предыдущего этапа по островам, по берегу Аляски. Затем вездеходам предстоит пересечь Чукотское море севернее Берингова пролива и добраться до российской территории в районе поселка Уэлен. После этого, чтобы замкнуть «кругосветку» протяженностью 25 000 километров, путешественникам останется «всего-навсего» пройти вдоль побережья Чукотки до Певека.
— Первые образцы специальных вездеходов на баллонах низкого давления были готовы уже в 1999-м, — рассказывает Владимир Чуков, — и мы наверняка отправились бы на них по маршруту первого этапа «Полярного кольца» еще в 2000 году, но… Тут вмешался грядущий миллениум: возникла идея встретить рубеж тысячелетий в максимально необычной обстановке — на Южном полюсе. И вместо Арктики наши машины отправились на борту самолета в Антарктиду! Испытаний для такой техники там хватало, но в итоге все восемь вездеходов благополучно преодолели по ледяному континенту путь от базового лагеря на леднике Пэтриот- Хиллз до полюса и обратно. Вдобавок пришлось еще предварительно совершать на них заброску горючего на середину этого «челночного» маршрута, так что в общей сложности «накрутили» по Антарктиде около 4 тысяч километров…
Было, однако, понятно, что условия движения по Арктике более трудные. Поэтому весь 2001 год команда Чукова посвятила разработке и изготовлению нового усовершенствованного вездехода, который получил название «Чукотка».
Самые первые машины делали без всяких чертежей, по наитию. Потом стали действовать уже более основательно: подготавливали техническую документацию, передавали заказы на изготовление отдельных узлов и деталей на заводы, в мастерские, а затем в специально арендованном помещении вели сборку.
В команде увлекшихся идеей полярной «кругосветки» всегда участвовали «рукастые» и «головастые» люди, хорошо разбирающиеся в технике. Главным разработчиком все это время является Александр Борисевич — он более 20 лет трудится инженером-конструктором на заводе, а свободное время посвящает созданию полноприводных машин-вездеходов. Под его руководством подготовлено уже четыре варианта «железных коней» — после «Чукотки» сделали «Торос», а сейчас разработан проект машины, названной «Полюс».
Автомобили получились, что называется, «с бору по сосенке»: в клепаных корпусах пневмовездеходов смонтированы агрегаты от различных серийно выпускаемых легковушек.
Рулевое управление взяли «жигулевское». На первых машинах — от 8-й модели. Но эта система оказалась слабовата для трудных условий работы в арктических льдах и снегах. Теперь используют более надежную конструкцию — от 12-й модели. Двигателей перепробовали несколько: от «Peugeot», от «Mercedes», от «Ford»…
В конце концов остановили свой выбор на «фольксвагеновском» моторе — дизеле объемом 1,6 литра от Golf.
За счет использования понижающих передач вездеходы не обладают особой резвостью, зато тяга у них великолепная. В прошлых экспедициях ребята таскали даже по три прицепа с полутонной груза на каждом!
Вес «Чукотки» и «Тороса» — около тонны. Длина «от бампера до бампера» — почти 5 метров. Помимо кабины, рассчитанной на трех человек, есть еще грузовой отсек, где можно поместить 300—400 килограммов походных запасов и снаряжения.
Одна из характерных особенностей этих вездеходов — огромные колеса-баллоны, по три в ряд с каждой стороны. Сперва попробовали использовать в качестве «обуви» для автомобилей камеры от колес шасси самолета Ан-12. Но затем удалось договориться с заводом «Белшина», и там для путешественников стали выпускать небольшими партиями специальную резину — так называемую шину-оболочку ОШ-1. По размерам своим это стандартная камера (1300х533х530) для колес большегрузных автомобилей — КрАЗов, «Уралов»…
Однако «в чистом виде» такая резина для подобной экспедиции не годится. Она ведь мягкая, легко деформируется и форму не держит. Поэтому белгородцы по просьбе экстремалов усилили центральную беговую дорожку. Там сделано утолщение: вместо обычной 5-миллиметровой стенки резиновая «ленточка» имеет толщину до 8 миллиметров. Но — никакого протектора!
Испытания показали, что на таких баллонах тяжелая машина хорошо идет даже по рыхлому снегу. Кроме того, 6 огромных колес играют роль «поплавков», благодаря которым «Чукотки» и «Торосы» способны держаться на плаву и преодолевать водные преграды.
Сейчас команда усовершенствовала свои машины и снабдила их специальным приспособлением, позволяющим перед входом в воду фиксировать максимальный клиренс — 60—65 сантиметров. За счет этого повышается плавучесть автомобиля.
А насколько прочны баллоны? Часто ли случаются проколы? По мнению участников экспедиции, подобные аварии происходят в основном из-за неаккуратного вождения. Главное — не допускать сильных ударов о препятствия, проходить опасные участки не торопясь. Когда движешься вдоль кромки берега, под снегом может скрываться плавник — выброшенные прибоем деревья. Их обломанные сучья, конечно, представляют угрозу. Но если через такой торчащий «штырь» проехать медленно, баллон не пострадает: резина просто продавится внутрь. А вот на скорости он наверняка проткнет колесо. В таком случае используется специальный пластырь, которым и заклеиваются дырки… Чревата неприятностями езда в районе полярных станций и населенных пунктов — там разбросано множество ненужных железяк. Напорешься с ходу на какие-нибудь обломки старой кровати — баллон почти наверняка в лохмотья!
Чуков и его товарищи обязательно берут с собой комплект запасных баллонов. Они нужны не только для смены поврежденной резины. Эти «дутики» крепят к основным колесам для обеспечения повышенной плавучести вездехода, ведь на пути к Певеку пневмовездеходам пришлось в общей сложности проплыть километров 30 в соленой морской воде. Небольшие участки можно преодолевать и на шести основных баллонах, а для более протяженного водного пути все-таки ставили дополнительные «поплавки». Но ехать на этих внедорожниках с двойными скатами по мало-мальски твердой поверхности нельзя. Дело в том, что наружные баллоны крепятся лишь легкими дисками, поэтому при малейшей боковой нагрузке соскакивают и укатываются в сторону. Впрочем, такое может случиться и с одним из основных колес, особенно на повороте... За счет того, что в машинах применены баллоны низкого давления, надежно сцепить их со ступицей колеса без дополнительных приспособлений не удается. Бывало, постоит вездеход боком к солнышку, потом пытаются тронуться, а ничего не выходит: мотор работает, передача включена, но автомобиль ни с места. Оказывается, снег подтаял, образовавшаяся вода затекла под крепежный диск и там замерзла, образовав ледяную дорожку, а по ней резина великолепно проскальзывает: ступицы вращаются, но огромные колеса остаются неподвижными.
Особо разгоняться по ледяному панцирю Северного Ледовитого океана на вездеходах участникам грядущей экспедиции вряд ли придется. Двигаться они будут чаще всего со средней скоростью пешехода. Один человек за рулем, а двое других членов экипажа — с бензопилой, с пешней — идут впереди и прокладывают машине путь через ледовые преграды.
Экспедиция оказывается в условиях полного «автонома», поэтому приходится везти с собой все необходимое на много дней пути. Предстоящее путешествие по дрейфующим льдам через Северный полюс не будет исключением. Одной только пищи для участников экспедиции понадобится (при самом экономном рационе) около 800 килограммов! Горючего нужно взять по одной тонне на каждую машину: расход (предположительно) будет очень большим. Это ведь не твердь земная, а подвижные ледяные поля. За день, преодолевая торосы, лавируя между трещинами, едва ли удастся пройти более 35—40 километров, но в это же время за счет дрейфа льды могут утащить вездеходы далеко в сторону. Вот и окажется, что итоговое дневное перемещение к цели совсем ничтожно. А ведь не исключены случаи, когда, пробиваясь много часов через препятствия, команда упрется в итоге в какой-нибудь непреодолимый ледяной вал и вынуждена будет отступать назад, напрасно потратив время, силы и горючее.
Наверное, это будет самый сложный участок всего «Полярного кольца». Одна из главных опасностей — вновь образующиеся торосы. По опыту прошлых путешествий во льдах уже ясно, что невозможно пройти маршрут и ни разу не зацепить зону торошения. Причем иногда этот процесс идет очень быстро: вдруг возникает посреди ровного ледяного поля вал, буквально на глазах вырастающий в высоту до двух-трех-пяти метров, и движется навстречу… Если ты на лыжах, еще можно успеть свернуть и отойти в безопасное место, но тяжелую машину с двумя прицепами «на хвосте» задним ходом не погонишь!
Участники экспедиции берут в трудное путешествие много всяких приспособлений, которые должны помочь вытаскивать машины из ледяных и водяных ловушек: реечные домкраты, специальные мостки-аппарели, лебедки…
Причем серьезных аварий путешественники не боятся. Говорят, что если что-нибудь поломается — починим, если мотор заглохнет — заведем! Не бывает безвыходных ситуаций — это для них аксиома.
И практика уже проведенных экспедиций ее лишь подтверждает.
К маршруту через Северный полюс подготовлены 4 вездехода. Судя по рассказу Владимира Чукова, машины эти уже испытанные. Завершив в 2004 году второй этап «Полярного кольца» на Диксоне, команда оставила там все свои «моторы». Из них два внедорожника были переданы для работы в Таймырском заповеднике. Другую пару «Торосов» позднее удалось доставить на Большую землю: в 2005-м на двух новых вездеходах экспедиция вновь добралась до Диксона и оттуда продолжила путь уже на четырех автомобилях. Всю эту технику из Нового Уренгоя переправили в Москву, и здесь в течение прошлого года «Торосы» перебрали буквально по винтику, отремонтировали, модернизировали конструкцию некоторых узлов, заменили электроагрегаты, изрядно искупавшиеся в морской водичке, поставили более мощные генераторы и стартеры… Вообще-то у путешественников уже есть вся техническая документация на абсолютно новый вариант пневмовездехода «Полюс», однако из-за финансовых проблем изготовить такие машины для участия в трансполярном переходе они не успели.
...В конце февраля команда экспедиционного центра «Арктика» во главе с Владимиром Чуковым погрузит пневмовездеходы на борт грузового самолета и вылетит на остров Средний архипелага Северная Земля. Оттуда в первые дни календарной весны энтузиасты-путешественники начнут свой уникальный автомобильный поход к «макушке» планеты. Доброго им пути! Ровного и твердого льда под колесами!

НАШИ ЭКСПЕРТЫ
Владимир ЧУКОВ, руководитель экспедиционного центра «Арктика»:
— Сама идея такого необычного автомарафона возникла еще в 1998 году. До нас кольцевой арктический маршрут экстремалы из разных стран проходили не раз. Но они всегда использовали комбинированные средства передвижения. Скажем, по льдам и суше передвигались на лыжах, на собаках, а по открытой воде двигались на яхтах или лодках.
Мы решили преодолеть все участки «Полярного кольца», пользуясь одним видом транспорта — автомобилем.

КСТАТИ
Главная передача и редукторы нынешних вездеходов взяты от УАЗа. А вот в первоначальном варианте, на тех машинах, которые ходили в Антарктиде, использовали для этой цели узлы от техники совсем не автомобильной: редукторы поворота закрылков со стратегического бомбардировщика (в те годы такие самолеты в массовом порядке резали на металлолом). Удобно, компактно, однако легкая алюминиевая конструкция не выдерживала больших нагрузок при езде по очень неровной местности, когда максимальный ход подвески машины достигал 50 сантиметров: крошились зубья конических шестерен, срезало шлицы, ломались валы…

НАША СПРАВКА
В 2005-м у экспедиции был очень неприятный случай во время движения по Байдарацкой губе. Там ребята попали в необычную ледяную ловушку: трещину между льдинами пурга так быстро засыпала снегом, что он даже не успевал пропитываться водой. И чем толще становился снежный слой, тем надежнее маскировалась трещина. Вдобавок по краям ее не было никаких следов торошения — ни характерных застругов, ни свежевзломанных льдин. Со стороны это выглядело как абсолютно ровное, надежное ледяное поле. В итоге головной вездеход в эту заснеженную полынью и «втюхался». Как назло, правое переднее колесо зацепилось за выступ льдины, машину перекосило, левым бортом она провалилась по самые стекла. Мотор оказался под водой! С большим трудом удалось подвести под задние колеса аппарели и с помощью второго «Тороса» все-таки вытащить «утопленника» на твердый лед. А дальше-то что делать? Мороз — градусов 25. Из вездехода стекает вода, но видно, что на ветру она все быстрее схватывается, твердеет… В итоге двигатель превратился в ледышку, даже коленвал провернуть было невозможно. «Реанимационные» работы начали с замены масла. Из картера вытекло ведро воды и лишь затем — граммов 200 какой-то темной слизи. Промыли мотор соляркой. Залили новую порцию синтетики. Просушили воздушный фильтр, проверили электропроводку, скололи, где это было возможно, лед. Потом до самой темноты на крохотном ледяном пятачке таскали буксиром пострадавшую машину, рискуя опять угодить в какую-нибудь коварную трещину, — пытались «расшевелить» двигатель. Но коленвал примерз намертво и проворачиваться никак не желал. Тогда решили греть машину подручными средствами. Замерзший «Торос» загородили импровизированным укрытием, сооруженным из палатки и снежных блоков, раскурочили бензиновую плиту и сунули ее горелки прямо в моторный отсек. Прогревание длилось часа четыре, после чего предприняли новые попытки «оживить» дизель. На сей раз коленвал уже проворачивался. Еще около получаса отчаянных усилий — и двигатель начал подавать признаки жизни. К середине следующего дня цель была достигнута: мотор заработал нормально! На всю эту спасательную операцию ушло более суток, но все-таки люди смогли добиться результата!

КСТАТИ
Чтобы надежнее фиксировать баллоны, путешественники приспособились дополнительно крепить их к ступицам специальными ремнями. За счет таких перетяжек колеса потеряли свою круглую форму. Для движения по воде это даже полезно: образовавшиеся «лепестки»-утолщения выполняют роль гребных лопастей. А вот разгонять машину уже рискованно: начинается такая болтанка, что даже на ровной дороге запросто можно вылететь из кабины.