Там на дорогах «Филин» мрачный…

На суверенной территории «ГИБДД-лэнд» живем как в сказке. Чем дальше — тем страшней. Царит беспредел. Гаишников. Водителей. Пешеходов. Вот все мы помним, как ринулась в минувшем году придорожная милиция карать тех, кто ездит без номеров. То есть без государственных регистрационных знаков. Правильно. Нужно карать. Непорядок. Чуток усложнили жизнь автоворам. Террористам. Разгильдяям.
На суверенной территории «ГИБДД-лэнд» живем как в сказке. Чем дальше — тем страшней. Царит беспредел. Гаишников. Водителей. Пешеходов. Вот все мы помним, как ринулась в минувшем году придорожная милиция карать тех, кто ездит без номеров. То есть без государственных регистрационных знаков. Правильно. Нужно карать. Непорядок. Чуток усложнили жизнь автоворам. Террористам. Разгильдяям.
Но вот что непонятно. Нередко встречаю на улицах столицы странные авто. Большей частью дорогие иномарки. «Задок» пуст. Нет на нем госномеров. Красуется черт-те что. То есть вместо установленных решениями компетентных органов соответствующих букв и цифр на металлических пластинах стандартного образца и промышленного изготовления выбито нечто несусветное. «Филин». «Вован». «Крутой». «Танюха». «Отморозок». И так далее.
Номера занятные. Ежу понятно, что их никак нельзя считать госзнаками регистрации. По КоАП РФ, за управление ТС без госномеров положен штраф в 25 МРОТ или лишение «прав» на срок от одного до трех месяцев. Но если они ездят, значит, их никто не штрафует. Инспектора «Филина» будто бы не замечают. В упор не видят. Почему?
Четыре версии ответа. Первая. «Филин» — вовсе не безбашенный водила. Эдакий понтарь. Это у него такая кликуха. Даже пароль. Он, может быть, глава ФСБ. Или начальник ГУВД столицы. Или это главный иностранный шпион. Американский. И все инспектора об этом извещены. Сказано: не трогать. Версия вторая. «Филин» или «Вован» — близкие дружбаны или родственники Юрия Лужкова. Или генерала Казанцева. Или начальника ГИБДД округа.
И все инспектора об этом извещены. И предупреждены: не трогать. Третья версия.
У «Филина» или «Танюхи» много бабла.
Их останавливают, и они платят за удовольствие кататься с такими номерами. Большие деньги. Наличными. В карман. Гаишника. Инспектора также об этом друг друга оповестили. Останавливают. И отпускают. До следующего раза. Версия четвертая. Инспекторам просто лень. И плевать они хотели на свои обязанности.
Последняя версия, наверное, самая верная. Из чего делаю вывод? Из опыта. Собственного. Восточный округ. Большая Черкизовская пересекается с улицами Халтуринская и 2-я Пугачевская. Часто стоит инспектор. Потому как перекресток напряженный. Почти постоянный поток авто надрывно стремится вырваться из Москвы по вылетному Щелковскому шоссе. Или наоборот — проникнуть в центр столицы. Еще и трамваи левый поворот делают. Много аварий. С человеческими жертвами.
С «Пугачевки» левый поворот на Черкизовскую запрещен знаком. Светофор со стрелкой — только направо. В десяти метрах пульт инспектора. Который иногда выходит на перекресток. Специально тратил время. Наблюдал. Ни разу за многие годы не видел, чтобы инспектор остановил и разобрался с теми, кто поворачивает налево. Таких много. Едут нагло. Не обращая внимания на постового. Чуть ли не сбивая пешеходов. Порой сшибаясь с авто, сворачивающими на стрелку с Халтуринской.
И хоть бы хны. Несмотря на статистику ДТП по этому перекрестку. Печальную. Инспектору лень? Или что-то еще? Пусть объяснят. Его начальники.