Машина для первого лица

Автомобильная эпоха началась в России в самом конце XIX века. А вскоре «самоходные экипажи» были поставлены на службу государю императору — из нескольких машин сформировали Собственный Его Императорского Величества гараж.

Автомобильная эпоха началась в России в самом конце XIX века.
А вскоре «самоходные экипажи» были поставлены на службу государю императору — из нескольких машин сформировали Собственный Его Императорского Величества гараж.


Надобность в удобных и быстрых перевозках первых лиц государства не отпала и после революционных пертурбаций 1917 года — царский автопарк перешел «по наследству» к большевистским вождям. А с 1921 года было узаконено новое название для этого специального автопредприятия: Гараж особого назначения. По случаю 100-летнего юбилея «гаража №1» Федеральная служба охраны и Государственный архив РФ устроили выставку, для которой удалось собрать около трех десятков машин, в разные годы работавших на обслуживании высшего руководства страны.
Самый современный из показанных «экипажей» — «иностранец»: Mercedes-Benz S500 Pulman. Такие авто часто приходится видеть в телерепортажах, рассказывающих об официальных правительственных визитах. «Пульманы» с 2001 года эксплуатируются в ГОНе для обслуживания глав государств, прибывающих в нашу страну.
А рядом поставили «прапрадедушку» этого Mercedes — трицикл (трехколесный мотоцикл) марки Cudell. Машина мемориальная. Ее купил Николай II еще в 1899 году на первой автомобильной выставке, проводившейся в Берлине, где трицикл получил золотую медаль. Любопытно, что царь приобрел «керосинку» не для себя лично (видно, побоялся садиться за руль столь непривычного средства передвижения), а для Царскосельской школы. Лишь позднее Cudell оказался-таки в Императорском гараже. Еще почти четверть века трицикл пылился на складе, а в 1941 году его передали в экспозицию Политехнического музея. Технические параметры машины очень скромные. Одноцилиндровый двигатель в 1,75 л.с. разгонял трицикл весом 80 кг лишь до 35 км/ч.
В списках «императорских» авто числилась микролитражка Peugeot-Bebe (ее разработал, к слову сказать, легендарный конструктор Этторе Бугатти). Николай II со временем не только сам превратился в настоящего автомобильного фаната, он и маленького сына своего Алексея решил приобщать к машинам. 5 октября 1914 года по случаю именин 10-летнего цесаревича ему был куплен Peugeot с 12-сильным двигателем. На этом автомобильчике наследник разъезжал по дорожкам Александровского парка и даже по коридорам Александровского дворца, для чего на лестницах соорудили специальные эстакады. (Правда, Алексею разрешали кататься лишь на первой передаче.)
Тот цесаревичев Bebe не уцелел. При большевиках «француза» отдали Ленинградскому дворцу пионеров — в качестве учебной машины, а во время блокады, в 1942 году, в здание дворца угодила фа-шистская бомба… На выставке показали такого же «малыша», сохранившегося в коллекции Политехнического музея.
Из числа дореволюционных автоветеранов — Ford-T, самый распространенный когда-то «мотор» в мире (таких простеньких авто с 20-сильным двигателем, «выжимающим» до 67 км/ч, компания «автомобильного короля» Форда собрала на своем знаменитом конвейере более 15 миллионов штук). Три экземпляра в 1913 году были закуплены в Императорский гараж. Нет, высокопоставленных особ на «тэшках» не возили, машины использовались дворцовыми службами и охраной.
Яростный враг царизма Владимир Ильич Ленин «унаследовал» тем не менее от государя императора пристрастие к одной из лучших марок легковых автомобилей начала века — Rolls-Royce. Сначала вождь мирового пролетариата пользовался «подержанным» «роллсом» из прежнего Императорского гаража. А в июле 1922 года в Англии заказали для председателя Совнаркома новый автомобиль. Rolls-Royce 40/50 Silver Ghost был доставлен в Гараж особого назначения, и вскоре его предоставили Ленину в полное распоряжение. Водителем-охранником у вождя почти всегда работал Степан Гиль, один из опытнейших ветеранов Императорского гаража (в 1914—1917 годах С. Гиль был персональным водителем государыни царицы Александры Федоровны, о чем в годы советской власти постарались нигде не упоминать). Именно на этой машине с госномером 236 Ильич вместе с Крупской в последний раз приезжали из усадьбы Горки в Москву 19 октября 1923 года.
Фактически первым отечественным автомобилем, попавшим в ГОН, стал фаэтон ГАЗ-А. Легковушка с примитивным откидным матерчатым верхом и пристегиваемыми в случае непогоды с боков целлулоидными окнами, с движком всего в 40 «лошадей», конечно, не могла в 1930-е годы быть достойным средством передвижения для высокопоставленных советских чиновников — несколько «газиков» использовали в ГОНе в качестве служебных и разъездных машин. Что касается выездной охраны, сопровождавшей «первых лиц» во время их поездок, то на эту роль с подачи начальника личной охраны Сталина Николая Власика в 1935 году были закуплены куда более скоростные и удобные автомобили Ford V8 с кузовом седан. «Американцы» имели 8-цилиндровый двигатель мощностью 90 л.с. и могли разгоняться до 135 км/ч (для сравнения: наш ГАЗ-А «выжимал» максимум 90 км/ч). V8 приглянулись не только охранникам, но и кое-кому из их подопечных. Один из таких седанов был закреплен за семьей наркома Серго Орджоникидзе, другой обслуживал красного маршала Климента Ворошилова.
Несколько лет спустя и у нас появился достойный конкурент «фордовским» легковушкам. На Горьковском автозаводе стали выпускать новую модель — ГАЗ М1 («эмка»). В Гараж особого назначения попали несколько модифицированных вариантов этого автомобиля: ГАЗ 11-73 с более мощным 6-цилиндровым двигателем (76 л.с.) и максимальной скоростью 110 км/ч.
Первые советские лимузины правительственного уровня начали поступать в ГОН незадолго до войны с Завода имени Сталина. Как раз с именем вождя народов связывают идею создания в СССР такой машины. В кратчайшие сроки на ЗиСе была разработана конструкция «суперавто», а 29 апреля 1936 года первые два образца лимузинов ЗиС-101 уже прикатили в Кремль для демонстрации Сталину.
Машина получилась для тогдашнего Советского Союза уникальная: с термостатом системы охлаждения двигателя, с двухкамерным карбюратором, с отопителем салона, с опускающейся стеклянной перегородкой позади переднего сиденья… Некоторые экземпляры даже радиоприемником были снабжены!
На базе ЗиС-101 решили создать первый у нас бронированный лимузин. На сей счет в архиве сохранился директивный документ:
«Строго секретно. Приложение к Постановлению Экономсовета СНК СССР «Об организации производства легковых автомобилей на автозаводе им. Сталина» 28 июня 1940 г.
…2) Принять предложение об установлении следующих основных данных на бронированный легковой автомобиль:
— двигатель с повышенной степенью сжатия, алюминиевыми поршнями… мощностью 110 л.с., максимальная скорость — 90 км/ч, вес автомобиля с полным оборудованием — 4400 кг;
— броня и пулестойкое стекло должны держать простую винтовочную пулю при прямом попадании с дистанции 75 метров.
Наркомсредмашу обеспечить выпуск в 1940 г. десяти бронированных легковых автомобилей…»
Век «сто первых» оказался сравнительно недолог. На смену им в ГОН пришла новая модель — ЗиС-110. Многие до сих пор называют эту легковушку самой красивой машиной, созданной в СССР.
В 1943 году, в разгар фашистского нашествия, Сталин подписал постановление о начале работ по созданию нового лимузина высшего класса. Образцом для подражания стал американский Packard-180. Первые опытные экземпляры ЗиС-110 были готовы уже в 1944 году, а с 1946-го началась его серийная сборка.
«Сто десятый» получился очень быстроходным автомобилем. Имея массу в 2575 кг, он мог благодаря 8-цилиндровому 140-сильному двигателю разогнаться до 143 км/ч. Новые ЗиСы внутри отделывались дорогим «генеральским» сукном. Нижнюю часть дверей, подлокотники обтягивали кожей. В сиденьях пружины сверху накрывали толстыми стегаными прокладками из верблюжьей шерсти, а в самых первых машинах для этой цели использовался слой нежнейшего гагачьего пуха... (Такое изобилие натуральных материалов аукнулось при эксплуатации шикарных авто дополнительной проблемой: стоящие в гаражах ЗиСы подвергались настойчивым атакам мышей, крыс и моли!)
Заводчане разработали несколько вариантов машины. Один из них — кабриолет ЗиС-110Б. Именно такие открытые автомобили приглянулись Никите Хрущеву. Советский лидер любил в погожую пору ездить с ветерком — в прямом смысле слова. До сих пор сохранилось несколько мемориальных «хрущевских» ЗиСов-кабриолетов из ГОНа. На выставку привезли тот, что в свое время обслуживал Никиту Сергеевича во время его приездов в Киев.
А другая машина и вовсе уникальна. На первый взгляд — такой же ЗиС с откидным верхом, только вместо фирменных колпаков на колесах «непрезентабельные» ступицы и гайки, словно у какого-нибудь «забубенного» «газика»!
А ведь совершенно верно: этот кабриолет снабжен ходовой от грузовика повышенной проходимости ГАЗ-63. В 1956 году собрали всего две таких машины. Полноприводные «членовозы» получили отдельное обозначение — ЗиС-110П — и предназначались специально для поездок Хрущева на целину и в труднодоступные отдаленные сельхозрайоны. До сегодняшнего дня уцелел лишь «джип» с номером шасси 1. Кроме двух кабриолетов на полный привод поставили и один лимузин, тоже получивший обозначение ЗИС-110П. Однако, выехав на нем несколько раз, Хрущев разочаровался в машине, и внедорожник отправили из ГОНа обратно на завод, где он и хранится до сих пор.
С 1947 года автозавод им. Сталина начал выпускать новые бронированные лимузины, получившие специальное обозначение: ЗиС-115. Каждый из этих монстров весил свыше 7 тонн. Стальной панцирь, скрытый под панелями кузова, клепали из 6-миллиметровых листов, а толщина пуленепробиваемых стекол составляла 75 миллиметров! Таких «мастодонтов» собрали, по разным сведениям, от 30 до 60 штук. (Для обслуживания самого вождя народов в ГОНе всегда держали наготове 12 бронированных ЗиСов и столько же бронированных Packard.) Некоторые из этих «моторов» уцелели до наших дней. Последний из «непробиваемых» ЗиС-115 состоял в штате ГОНа вплоть до начала 1980-х и был передан оттуда в экспозицию Политехнического музея.
Снова вспомнили о бронированных машинах после злополучного теракта у Боровицких ворот. По распоряжению Брежнева на ЗиЛе после многолетнего перерыва вновь занялись разработкой и изготовлением таких «танков».
В 1982 году московские автомобилестроители создали совершенно уникальную по тем временам машину: в новом ЗиЛ-4105 для защиты пассажиров вместо набора из отдельных плит использовалась специальная бронекапсула.
«Непробиваемый» ЗиЛ-41052 стал последним легковым автомобилем, выпущенным заводом им. Лихачева. Случилось это в 2003 году, и с той поры лимузины представительского класса у нас больше не выпускаются.
В семействе «лихачевских» «моторов», изготовленных в последние годы прошлого столетия, есть и «близнец» основной машины, предназначенный для выездной охраны. У этого автомобиля не только собственный цифровой индекс — ЗиЛ-41072, но и персональное имя — «Скорпион». 8-цилиндровый двигатель мощностью в 315 л.с. позволяет машине весом в три с лишним тонны разгоняться до 190 км/ч, легко поспевая за охраняемым объектом. В конструкции «Скорпиона» предусмотрены несколько специфических особенностей, которых нет у других машин ГОНа. Седан снабжен широкими подножками, поручнями — чтобы чекисты при необходимости могли ехать, находясь снаружи машины. Для удобства маневра охранников во время возможных «огневых контактов» в крыше предусмотрен люк, а заднее окно оборудовано механизмом мгновенного открывания.

КСТАТИ
О создании «непробиваемого» ЗиС-101 автору этих строк написал Николай Скляров, работавший в те годы ведущим инженером во Всесоюзном институте авиационных материалов, участвовавшем в выполнении сталинского заказа:
«ВИАМ рекомендовал свою броню для защиты правительственных машин. На Подольском заводе им. Орджоникидзе находилась база броневой лаборатории ВИАМ. Под моим руководством была изготовлена партия броневых комплектов для ЗиС-101. Эта партия была испытана обстрелом на полигоне завода и принята военной приемкой. Однако руководство НКВД в порядке перестраховки решило провести собственные испытания. С этой целью на полигон завода приехали несколько высоких начальников НКВД, привезли бронированный ЗиС и своего стрелка с винтовкой. Чтобы не повредить обшивку машины, испытания проводили стрельбой в броневую деталь двери с внутренней стороны, для чего дверь открыли на 90 градусов. Таким образом, при испытании поврежденной оказалась только суконная обшивка салона, на корпусе машины никаких повреждений не осталось…»

НАША СПРАВКА
В конце 1950-х годов заводы в Горьком и Москве выпустили внешне очень похожие представительские лимузины ГАЗ-13 «Чайка» и ЗиЛ-111 (их дизайн разрабатывала одна и та же группа специалистов, опять взяв за основу «паккардовскую» модель). Обе машины «синхронно» получили награды в 1958 году на брюссельской международной выставке: «Гран-при» и почетный диплом. Однако в отличие от растиражированной в нескольких тысячах экземплярах «Чайки» «дипломированных» ЗиЛов собрали лишь несколько штук — для работы в кремлевском гараже (из них сохранился один). В 1963 году внешний вид задней и передней части лимузина радикально поменялся; впервые была применена четырехфарная система освещения. Модернизированной машине присвоили индекс ЗиЛ-111Г.
Именно такой автомобиль угодил под пули при неудавшемся покушении на Брежнева, когда 22 января 1969 года террорист Ильин возле Боровицких ворот по ошибке расстрелял вместо машины генсека ЗиЛ, в котором ехали космонавты. Среди «доживших» до нынешнего времени девяти экземпляров ЗиЛ-111Г уцелел и тот самый — «боевой» — лимузин. Сохранился и еще один раритет из ГОНа — зеленовато-бирюзовый кабриолет ЗиЛ-111Б. Из всех выпущенных заводом двенадцати машин такой марки именно этой повезло с пассажиром: 14 апреля 1961 года на ней из аэропорта в Кремль через всю Москву проехал первый космонавт Юрий Гагарин.

КСТАТИ
Большинство ЗиС-110 из Гаража особого назначения после их «ухода на пенсию» (последние экземпляры списывали в самом начале 1990-х) были уничтожены бесследно. От «придворных» лимузинов не осталось даже какой-нибудь мелкой детальки. По воспоминаниям старых автозаводцев, каждый списанный правительственный ЗиС обязательно проверялся в гараже на предмет его полной укомплектованности (дабы исключить чьи-то попытки позаимствовать «на память» часы, эмблемы, хромированные украшения). Потом машины перегоняли на один из машиностроительных заводов и так, целиком, отправляли под пресс. При этом сопровождающие зорко следили, чтобы и со стороны заводчан не было никаких посягательств на «раскулачивание» лимузинов-«смертников».

НАША СПРАВКА
В 1970—1980-е годы зиловские лимузины продолжали оставаться главными тружениками Гаража особого назначения. Для обслуживания «первых лиц» с 1967 года использовали ЗиЛ-114. В 1976 году завод изготовил первые образцы его модернизированной конструкции — ЗиЛ-4104 (интерьеры машины разработаны специалистами из Англии).