В погоне за «палками»

Нет, братцы, что ни говорите, а Госавтоинспекция — субстанция явно не от мира сего. Впрочем, как и многие люди, работающие в данной структуре. Вы когда-нибудь слышали, как они называют самый обыкновенный светофор? «Электронного регулировщика» служивые именуют не иначе как «светофорный объект». На любой вопрос иные представители этой профессии отвечают, типа, «разрешите доложить»... И подобных хохм в их повседневном языке полным-полно. Но если так называемые профессионализмы — еще куда ни шло, то гаишные приколы, вскрытые в ходе прокурорской проверки в Астраханской области, просто в голове не укладываются. Но начнем, что называется, с постановки проблемы.

Нет, братцы, что ни говорите, а Госавтоинспекция — субстанция явно не от мира сего. Впрочем, как и многие люди, работающие в данной структуре. Вы когда-нибудь слышали, как они называют самый обыкновенный светофор? «Электронного регулировщика» служивые именуют не иначе как «светофорный объект». На любой вопрос иные представители этой профессии отвечают, типа, «разрешите доложить»... И подобных хохм в их повседневном языке полным-полно. Но если так называемые профессионализмы — еще куда ни шло, то гаишные приколы, вскрытые в ходе прокурорской проверки в Астраханской области, просто в голове не укладываются. Но начнем, что называется, с постановки проблемы.
В стране, как известно, крайне низкая собираемость штрафов за нарушение водителями и пешеходами ПДД. В целом по России деньги в госказну заносит лишь каждый четвертый нарушитель. Естественно, высшее руководство автоинспекции подобное положение вещей не устраивает, и от своих подчиненных они требуют повышения уровня «надоев» — то есть, простите, уровня собираемости штрафов. Каким образом это будут делать рядовые гайцы, начальство не волнует (дескать, пусть хоть за руку отводят каждого автохулигана в сберкассу).
Инспектора ДПС Астраханской области, получившие от командиров наказ улучшить показатели собираемости штрафов, всем коллективом стали думать, как сказку сделать былью.
— Н-да, — взгрустнули гаишники после многочасовых раздумий, — видать, штрафы придется платить нам самим...
И вот в перерывах между работой служивые ДПС Астраханской области выписывали штрафные квитанции и составляли протоколы, что называется, на «мертвых душ». Имена, фамилии, адреса проживания гаишники выдумывали от фонаря, но когда мозг уже совсем был не в силах генерировать различные комбинации из «ивановых, петровых и сидоровых», инспектора составляли бумаги на реальных водителей (естественно, сами шоферы об этом не знали).
Заметим, что размеры штрафов редко превышали 100 «деревянных». В основном хитрецы привлекали к ответственности плоды своей фантазии за непристегнутые ремни да невключенные указатели поворотов. После смены гаишники отправлялись в сберкассы, где оплачивали собственноручно выписанные квитки.
— Батюшки, — не могли уже через пару месяцев нарадоваться командиры, — собираемость штрафов-то у нас в области перевалила за 60 процентов!
Разумеется, инспекторов поначалу коробило, что они вынуждены заниматься фальсификацией, однако начальство больше не спускало собак за низкую собираемость штрафов, и благодаря «мертвым душам» стало возможным не составлять протоколы на всамделишных нарушителей, а просто брать с них отступные.
Неизвестно, как долго длилась бы эта «малина», но нагрянувшие с проверкой прокуроры вскрыли обман. Более сотни уголовных дел возбуждено по факту фальсификации протоколов и направлено в суд. По одному из таких эпизодов Красноярским районным судом Астраханской области уже вынесен приговор. Уже бывший сотрудник ДПС ГИБДД Красноярского РОВД Рахим Хожаев признан виновным в совершении 40 преступлений, предусмотренных статьей 292 «Служебный подлог» и частью 1 статьи 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» Уголовного кодекса РФ. Экс-гаишника приговорили к трем годам лишения свободы, но поскольку Рахим Хожаев полностью признал свою вину, судья посчитал возможным заменить реальный срок на условный. Хотя, думается, непризнание вины помогло гаишнику спастись от тюремных нар. Скорее всего суд оценил личный, наличный и безналичный вклад инспектора в госказну.
Ну а если серьезно, то судья, очевидно, понял, что не сержантик с ржавыми лычками виноват в фальсификации протоколов, и даже не его командиры. Толкает гаишников на должностные преступления сама система, требующая показателей. И что бы там ни говорили генералы из МВД о том, что давно отказались от «палочной системы» оценки работы ГИБДД, словам их грош цена. Как и десять лет назад, сейчас руководство требует от инспектора приносить определенное количество протоколов за смену. А иначе как оценить, работал гаишник или дурака валял?..