Не женское это тело

Все угнанные машины (а это были преимущественно переднеприводные ВАЗы) «угонщица» сдавала за 2000—3000 долларов в подпольный автосервис. Ну а дальше мастера перебивали номера на агрегатах, добывали новые документы, после чего «ласточки» расходились по соседним с Самарой регионам (Оренбург, Саратов, Ульяновск, Татарстан). Надо заметить, что дельцы этого автосервиса не отличались профессионализмом, поэтому кататься на таких машинах можно было лишь до первой встречи с сотрудниками ГИБДД.

Все угнанные машины (а это были преимущественно переднеприводные ВАЗы) «угонщица» сдавала за 2000—3000 долларов в подпольный автосервис. Ну а дальше мастера перебивали номера на агрегатах, добывали новые документы, после чего «ласточки» расходились по соседним с Самарой регионам (Оренбург, Саратов, Ульяновск, Татарстан). Надо заметить, что дельцы этого автосервиса не отличались профессионализмом, поэтому кататься на таких машинах можно было лишь до первой встречи с сотрудниками ГИБДД.

Милиционеры Оренбургской, Саратовской, Ульяновской областей и Республики Татарстан в общей сложности выявили более трех десятков автомобилей, угнанных в Самаре. На поиск торговцев краденым у сыщиков ушло около месяца, правда, сразу «вязать» автоворов опера не стали, ведь, задержав продавцов, можно вспугнуть более «крупную рыбу», то есть главарей преступного сообщества. Слежка привела в автосервис в пригороде Самары. В небольшом ангаре в поте лица трудились пять человек. В тот момент, когда в помещение ворвалась группа захвата, мастера автогеном вываривали номера с кузовов двух машин.

На допросе борцам с угонами удалось узнать у сервисменов имя их шефа. Им оказался уроженец Дагестана Умар Исаев (в интересах следствия имя и фамилия изменены). В тот же вечер лидер преступной группы был задержан, однако сотрудничать со следствием г-н Исаев не желал и на любые вопросы, как робот, отвечал одной и той же фразой: «Ничего говорить не буду».

Больше всего оперов интересовал один вопрос: кто исполнитель угонов? Работники мастерской сказали, что машины пригоняла женщина, которой они отдавали деньги. Ни координаты, ни имя незнакомки им были неведомы. Впрочем, эта проблема была решена. Покопавшись в «мобилке» арестанта Исаева, милиционеры обнаружили номер, записанный в справочнике как Ворон. Взяв распечатку исходящих вызовов этого телефона, следопыты вывели любопытную закономерность: все звонки на данный номер Умар Исаев делал за день до того, как пропадали автомобили. Сомнений не оставалось — Ворон и есть непосредственный угонщик.

Поскольку главарь банды не желал помогать следствию, милиционерам пришлось идти на хитрость. Позвонив Ворону, один из сотрудников угро заговорил голосом Умара:
— Нужна машина. «Девятка». Не старше двух-трех лет, — отрапортовал опер с кавказским акцентом.
— Завтра будет, — ответили на том конце провода.

Теперь перед милиционерами стояла непростая задача: им нужно было выследить женщину, которая, со слов мастеров автосервиса, пригоняла им машины, и уже через нее выйти на Ворона. Не будем описывать, как происходила передача похищенной «девятки», а расскажем о том,какой сюрприз ждал милиционеров, «севших на хвост» барышне. Взяв деньги, угонщица вышла за ворота мастерской, прошла несколько сот метров и, оглянувшись по сторонам... сняла с себя парик. Операм, смотревшим в бинокль, стало понятно, что это отнюдь не женщина, а переодетый мужик! Затем преступник снял с себя женские одежды и надел взамен джинсы, свитер и куртку, достав их из спортивной сумки. В этот момент «лицедея» и повязали. Яркая губная помада, тональный крем, румяна, тушь для ресниц, обувь на высоком каблуке, платья, парики... Эти и многие другие принадлежности женского туалета были неотъемлемыми атрибутами криминальных похождений жителя Самары Алексея Волковского. По признанию самого задержанного, этот маскарад не раз спасал его от неприятностей с законом. За рулем краденых машин его часто останавливали сотрудники ГИБДД, однако, увидев дамочку, поросшую щетиной и явно мужского телосложения, стражи порядка вмиг забывали о том, что хотели проверить документы.