Неприкасаемые

Конечно, в России дороги отвратительные. То есть еще хуже. И дураков хватает. Везде. И на дорогах. Но дело не в них. Есть кое-что похуже. Что делает каждую поездку на авто цирковым трюком. Рисковым. Нередко смертельным.

Конечно, в России дороги отвратительные. То есть еще хуже. И дураков хватает. Везде. И на дорогах. Но дело не в них. Есть кое-что похуже. Что делает каждую поездку на авто цирковым трюком. Рисковым. Нередко смертельным.

Я вот о чем. Со времен царя Гороха всех человеков поделили. На тех, кто во власти или в богатстве, и на всех прочих. Первых гораздо меньше, но они как бы главные. Оставшимся в большинстве это, понятное дело, не по ндраву. Однако с течением времени людишкам удалось кое-как проблему разрешить. Правда, по-разному.

Скажем, европейцы в течение веков сумели установить так называемую демократию. То есть придумали правила для всех. И даже их исполняют. С завидными упрямством и успехом. Жить им стало несколько легче. То есть легче сосуществовать в разделенном неравенством обществе. Они решили, что себе дороже жить без правил. В том числе и на дорогах. Где у них все равны. Перед законом.

В Соединенных Штатах поначалу все шло иначе. Кто с пистолетом и палил от бедра — был главным. Многие из них стали и богатыми. И тогда к ним пришло понимание. Так жить нельзя. И там тоже стали законопослушными. Потому как согласились. Закон для всех один. И на дорогах. Вот недавно осудили дочку миллионера Хилтона. За езду под газом и кайфом.

В Расее-матушке — как всегда. То есть как-то иначе. Есть как бы и демократия. Даже закон. Но кто при власти да при деньгах — всех равней. И даже главней. Закона. На дорогах в особенности. У нас сын министра, задавивший человека, оказался ни при чем. Дочь коммерсанта, остановленная на Кутузовке служивым за езду по «встречке», отмахнулась от него бампером. В суде ее слегка пожурили. Губернатор Евдокимов разбился насмерть. Ведь ПДД не для него. Так он полагал.

А власть по-прежнему пытается втирать нам очки. Вот «единороссы» якобы урезали депутатскую гордыню. Якобы. Так как вместо «мигалок» и «спецкорочек» нацепили на лимузины госномера определенных серий. Которые вновь определили их неприкосновенность. Но народ не поверил. И снова оказался прав. Власть придурялась. Под демократов. Западных. А я сам торчал в Париже в «пробке» рядом с президентом Франции Шираком. Он грустно терпел неудобство. Нарушать ихние ПДД спецправа у него нет.

У нас около 35 млн. граждан имеют водительские удостоверения. Примерно 8—9 млн. сами (или их водители) — во власти. Всех уровней. Всех мастей. Прибавим сюда богатеньких, «крутых», их родственников или тех, кто под них косит. Получается эдак миллионов 10—12. То есть треть всех водил считают себя выше закона. То есть вне закона. Даже попадая в ДТП. Даже убивая на дорогах сограждан. Они равнее всех. Даже смерти, так как закон и это им прощает. Смотрит сквозь пальцы. За деньги. Или властные полномочия.

Меня такая «демократия» не устраивает. Абсолютно. Ведь при демократии нет неприкасаемых. И требовать от рядового народонаселения законопослушания глупо. Безнравственно. Невозможно. И даже преступно. В особенности на дорогах.