Виражи на кинопленке

Если вдруг предложат сниматься в кино, пусть даже и в массовке, многие из нас согласятся без колебаний. Однако создателям фильмов порой бывают нужны вовсе не люди, а другие «исполнители ролей». Например те, у которых «вместо сердца — пламенный мотор». То есть автомобили. Конечно, в гаражах киностудий хранится для этой цели кое-какая техника, но ее может попросту не хватить, а кроме того, режиссерам иногда требуется нечто совсем эксклюзивное. В таких случаях приходится «приглашать на съемки» машины со стороны.

Если вдруг предложат сниматься в кино, пусть даже и в массовке, многие из нас согласятся без колебаний. Однако создателям фильмов порой бывают нужны вовсе не люди, а другие «исполнители ролей».

Например те, у которых «вместо сердца — пламенный мотор».

То есть автомобили. Конечно, в гаражах киностудий хранится для этой цели кое-какая техника, но ее может попросту не хватить, а кроме того, режиссерам иногда требуется нечто совсем эксклюзивное.
В таких случаях приходится «приглашать на съемки» машины со стороны.

Особый спрос у создателей теле- и кинолент — на «ретромоторы». Для съемок некоторых фильмов, действие которых разворачивается в 1930—1970-е годы, нужно довольно много старой колесной техники, которую уже не встретишь на дорогах. Как правило, тут не обойтись без помощи коллекционеров.

Рьяный собиратель отечественной автостарины Михаил Красинец долгие годы сотрудничал с киностудией. Он не раз пригонял на съемочные площадки «четыреста первые» «Москвичи», «двадцать первые» «Волги», а для картины «Хрусталев, машину!» специально подновил имевшуюся в коллекции уникальную «Победу»-вездеход…

Еще для одного фильма Красинцу заказали милицейский «бобик» — ГАЗ-69 с металлическим верхом, приспособленный для нужд стражей порядка. В коллекции похожая внешне машина была, и несколько дней коллекционер перекрашивал ее в штатный милицейский цвет, наносил по борту красную полосу с надписью «Милиция». Однако автомобиль подвел: во время езды у «старичка» неожиданно лопнула несущая рама, и «газик» попросту «сложился».

«Гримировать» свои ретро-машины для участия в съемках фильмов приходилось и другим любителям старой техники. Валерий Дроков, например, для картины «Долгое прощание» перекрасил аж четыре «Победы» «под такси» — синий низ и серый верх, а вдоль борта — полоса с характерными шашечками.

Несколько лет назад американцам на съемках скандально известного фильма о советских моряках с подводной лодки К-19 понадобился старый грузовик ЗиЛ-164. Ради такого случая Михаилу Красинцу пришлось перегонять такую машину из деревни на юге Тульской области, где хранятся его раритеты, в Москву. Техпаспорта у этого ЗиЛа давно уже нет, но повезло — десяток постов ГИБДД по пути до места назначения он миновал благополучно. Однако, уже возвращаясь со съемочной площадки, нарвался-таки на въедливого инспектора и временно лишился «прав».

Доставка старого авто к месту съемок почти всегда сопряжена с кучей проблем. «Вообще-то такие машины нужно везти на специально заказанном эвакуаторе, — поясняют хозяева четырехколесных раритетов. — Но кто же на подобную роскошь будет раскошеливаться? Вот и едем своим ходом, надеясь, что гаишники при случае вникнут в ситуацию. Стараемся запастись «индульгенцией» на фирменном бланке музея или той же киностудии: мол, такая-то машина участвует в съемках такого-то фильма…»

По признаниям владельцев старой техники, которая регулярно участвует в киносъемках, создатели фильмов отнюдь не всегда стремятся строго соблюсти на экране историческую достоверность. Некоторые «мелочи» (очень часто касающиеся именно транспортной техники) остаются без внимания. Например, в прошедшем недавно телесериале «Блокада», действие которого разворачивается в годы войны, партийные руководители разъезжают по городу на лимузине ЗиС-110, хотя на самом деле такие машины начали выпускать лишь с 1946 года! А уж подмена боевых «студебеккеров» на более современные трехоски ЗиЛ-157 или «Урал» — вообще классика нашего «кино про войну». Впрочем, даже при самом тщательном подборе реквизита в процессе киносъемок случаются непредвиденные накладки, которые могут полностью испортить историческую достоверность того или иного кадра.

Снимался эпизод фильма «Не хлебом единым», для которого выбрали в качестве натуры старый московский переулок.

В кадре — люди, одетые по моде середины прошлого столетия, неторопливо движутся «Победы» и ЗиСы… Но вдруг в эту тщательно воссозданную атмосферу полувековой давности вторгается какой-то водила на крутой иномарке! Ему наплевать на «кирпич», выставленный на подъезде к съемочной площадке, на запрещающие жесты дежурящего там милиционера… Конечно, пришлось переснимать все заново.

Одна из серьезных проблем для любителей старой техники, участвующей в киносъемках, — обеспечить сохранность колесных раритетов. К сожалению, было несколько случаев, когда создатели кинофильмов ради красивой «картинки» жертвовали ретроавтомобилями. В числе самых ранних по времени случаев такого варварства — трагический эпизод на съемках картины «Директор», во время которого погиб известный артист Евгений Урбанский. Дирекция картины взяла тогда в аренду старую легковушку ГАЗ-А из коллекции Политехнического музея. Чтобы «ветеран» мог порезвее двигаться и даже эффектно прыгать с песчаного бархана, родной двигатель «газика» заменили более мощным мотором от «Волги». Подобные переделки обернулись бедой: машина, подлетев на трамплине, «клюнула носом» и врезалась в землю. Сидевший рядом с водителем Урбанский погиб, а ГАЗ-А оказался сильно изуродован. В таком некондиционном виде машину и вернули музейщикам.

В начале 1990-х угроза гибели «во имя искусства» нависла и над уникальным экземпляром из коллекции музея Мосгортранса — самосвалом МАЗ-205 (сейчас известно всего три сохранившихся экземпляра таких грузовиков). Ассистенты режиссера одного из новых фильмов на полном серьезе предложили сотрудникам музея выкупить у них машину, чтобы использовать ее для съемок эффектного кадра, где тяжелый самосвал срывается в пропасть. Аргумент у просителей был гениальный: «Зато этот МАЗ останется вечно жить на кинопленке!»

По утверждениям знающих людей, регулярные съемки в кино со своей машиной могут стать неплохим подспорьем для семейного бюджета. За один рабочий день дирекция картины готова платить 1000—3000 рублей. Впрочем, порой эта сумма вырастает многократно — в случае, если создатели новой ленты оказываются в цейтноте.

На эксплуатации собственных авто во время киносъемок порой не прочь заработать и сами участники этого творческого процесса.

…Шла работа над последним фильмом из героико-детективного телесериала «Рожденная революцией». По сценарию, доблестные милиционеры ловят пытающегося удрать главного злодея, растянув на пути его автомобиля специальную ленту с шипами, на которой легковушка дырявит оба передних колеса. Узнав заранее о таком развитии сюжета, один из артистов договорился с дирекцией картины, что предоставит для съемок свой ВАЗ-2103. При этом предусмотрительный автовладелец специально «переобул» своего «железного коня» в старую лысую резину, которая и погибла героически перед объективом кинокамеры на шипах милицейского заграждения. Хозяину «трешки» потом не только оплатили аренду машины, но и выдали две новенькие «жигулевские» покрышки — бо-ольшой дефицит по тем временам!

КСТАТИ

Для фильма Алексея Германа «Хрусталев, машину!» понадобились автобусы ЗиС-155, ходившие по маршрутам полвека назад. После долгих поисков смогли обнаружить лишь два таких автобуса, чудом сохранившихся в городе Сумы. Оттуда их пригнали в Москву, а после окончания съемок оба раритета отправились «за кордон» — хозяин ЗиСов продал их иностранцам.

Для фильма Алексея Германа «Хрусталев, машину!» понадобились автобусы ЗиС-155, ходившие по маршрутам полвека назад. После долгих поисков смогли обнаружить лишь два таких автобуса, чудом сохранившихся в городе Сумы. Оттуда их пригнали в Москву, а после окончания съемок оба раритета отправились «за кордон» — хозяин ЗиСов продал их иностранцам.