Опасная альтернатива

Вот бы узнать, почему автопроизводители с маниакальным упорством цепляются за ДВС, практически не развивая альтернативные средства транспорта, например электромобили. Отчего эти восхитительно тихие и экологически чистые машины низведены до незавидной роли самоходных тележек для гольфа, а само слово «электрокар» прочно ассоциируется в массовом сознании с погрузочно-разгрузочными работами? В то время как города задыхаются в смертельной хватке чадящих «пробок», а нефть дорожает день ото дня.

Вот бы узнать, почему автопроизводители с маниакальным упорством цепляются за ДВС, практически не развивая альтернативные средства транспорта, например электромобили. Отчего эти восхитительно тихие и экологически чистые машины низведены до незавидной роли самоходных тележек для гольфа, а само слово «электрокар» прочно ассоциируется в массовом сознании с погрузочно-разгрузочными работами? В то время как города задыхаются в смертельной хватке чадящих «пробок», а нефть дорожает день ото дня.

«То есть как это «не развивают»?» — спросит читатель. Оглянись вокруг, колумнист, и насчитаешь десятки перспективных разработок. Тут тебе и биотопливо, и водород, и те же электромобили. Автостроители всем миром навалились на проблему альтернативных транспортных средств: кипит работа в конструкторских бюро, один за другим выпускаются концепты и прототипы автомобиля будущего.

Все это, конечно, так. Но есть кое-какие нюансы. При всем впечатляющем многообразии проектов реальной альтернативой ДВС сегодня можно считать только гибридные силовые установки. То есть сочетание электродвигателя с тем же ДВС (!). Гибриды по крайней мере уже выпускаются в промышленных масштабах, хотя по сравнению с обычными автомобилями их производство — капля в море. Все остальные перспективные разработки таковыми и остаются, по сути, не выходя за рамки выставочных шоу-стопперов. К примеру, водородный концепт на топливных элементах не создал, наверное, только ленивый. Даже «АвтоВАЗ» отметился. Разработки постоянно совершенствуются на предмет улучшения технических характеристик. Их помпезно демонстрируют общественности. Автор этих строк и сам несколько лет назад побывал на одной из таких презентаций. Правда, намеченные в программе ходовые испытания Hydrogen I не состоялись. По техническим причинам. Неполадки потом, конечно, устранили. Но осадок, как говорится, остался.

Впрочем, сдается мне, что при всей массе технических трудностей, связанных с использованием водородного топлива, серийное производство «гидромобилей» — дело вполне реальное. Было бы желание. Но вот его-то, похоже, и нет. Казалось бы, все — «за». И власти, озабоченные вопросами экологии, всемерно поддерживают.

И топливно-энергетический комплекс вроде не против и даже проявляет интерес к производству водорода. И автомобилестроители почти готовы. И все вместе уверяют нас, что, мол, еще немного — и автомобили будущего выйдут на дороги.

Но что-то здесь, ей-богу, нечисто. Уж больно напоминает эта история светлый коммунистический горизонт.

Похоже, для всей многоступенчатой пирамиды, реализующей идею альтернативного транспорта, важен не результат, а сам процесс. Вернее, возможность его контролировать (как это уже было на рубеже веков с производством электромобилей в Калифорнии). Ведь на самом деле никто из вышеперечисленных поборников чистого авто абсолютно в нем не заинтересован. Ни нефтяники, извлекающие сверхприбыли из непрерывно дорожающего топлива, ни автомобильный бизнес, рискующий потерять существенную часть доходов от послепродажного обслуживания, ни даже власти, так или иначе вовлеченные в интересы бизнеса.