КРИМИНАЛЬНЫЙ ДНЕВНИК

НИЧЕГО СВЯТОГО

Глубоко верующие люди уверены, что все злоключения, выпадающие на их долю, — кара божья. Дескать, согрешил словом или делом — получай закономерный результат. Интересно, каких дров наломал 55-летний священнослужитель из тюменской церкви Архангела Михаила, что 15 ноября у него угнали машину?..

Около 18.00 представитель духовенства подъехал на белой «шестерке» к дому по улице Геологоразведчиков, припарковал авто и поднялся на второй этаж, где живет его близкий друг. Тех 40 минут, что батюшка гостевал у приятеля, автоворам хватило, чтобы умыкнуть «шаху».

Милиционеры уверены, что в данном инциденте виноват сам священник, ведь его автомобиль не был оборудован даже простейшей сигнализацией. Введенный по городу план «Перехват» не помог найти пропажу. И как говорят сыщики, шансы отыскать автомобиль близки к нулю: ведь «шаха» была далеко не новой, и ее уже наверняка продали на запчасти.

ОПАСНАЯ «ТАЧКА»

Полюбить — так королеву, проиграть — так миллион. Наверное, эта поговорка была и остается жизненным кредо тверских супостатов, умыкнувших в начале ноября автовоз с четырьмя элитными авто Porsche Cayenne. Очевидно, что преступление тщательно планировалось: ну в самом деле, не будут же угонщики спонтанно нападать на целый автовоз! Детали налета следственные органы не раскрывают. Известно лишь, что гангстеров было трое и напали они на водителя, перевозящего груз ценой в 12 миллионов рублей, в районе деревни Старое Зубцовского района (Тверская губерния). Несколько смачных ударов монтировкой по голове — и водитель-дальнобойщик отключился. Затем бедолагу вывезли в лес и привязали к дереву. Лишь спустя сутки едва живого водилу случайно нашел местный егерь.

Что касается судьбы четырех Porsche Cayenne и грузовика Volvo, то они по сей день находятся в розыске.

Кстати, внедорожники этой марки стали настолько опасным видом транспорта, что многие владельцы почитают за счастье продать любимую машину по демпинговой цене. Оно и неудивительно, ведь при нынешнем разгуле криминалитета иметь Cayenne — все равно что на войне разгуливать по городу, кишащему снайперами,
с мишенью на лбу.