ГАИ И ВЫБОРЫ

Очередной всероссийский праздник под названием «Выборы» самым неожиданным образом затронул и придорожную милицию.

За несколько дней до него на дорогу были выгнаны самые экзотические обитатели кабинетных щелей, не говоря уже о полномасштабной толкотне на разных перекрестках привычных к дороге инспекторов. Все вместе они устраивали подготовку к празднику, создавая у водителей нужное настроение, попутно формируя правильное отношение к государственной затее. Стоя не только на привычных местах, но и в подворотнях, под заборами и в тихих переулках, офицеры с большими и малыми звездами тормозили всех без разбору и проверяли документы, а иногда еще и устраивали беспричинный досмотр транспортных средств в попытке отыскать травматическое оружие. И это стало еще одной особенностью подготовки к празднику. Кто-то на самом верху, обладая чисто милицейской логикой, которая уже давно не имеет ничего общего со здравым смыслом, решил, что именно в связи с общедемократическим изъявлением воли избирателей у народа начнется массовое помрачение рассудка. Ровно за неделю до самого важного дня в году люди срочно купят себе по травматическому пистолету и будут нагло возить это псевдооружие в машинах.

А потом, видимо, придут с ним на избирательные участки и примутся голосовать, заставляя себя отдать голос за нерушимый блок партийных и беспартийных под дулом собственного пистолета. Поэтому придорожная милиция, заглядывая в глаза гражданам и увидев в них вороненый отблеск, требовала предъявить содержимое багажника и «бардачка». Привыкшие к демократии и правопорядку люди выворачивали наизнанку все, что могли вывернуть.

Но поскольку в эти дни на дороге оказались в том числе и кабинетные милиционеры, на контакт с людьми они шли весьма охотно, скорее всего соскучившись среди бумаг по простым гражданам, и на вопросы отвечали с непривычными подробностями. В итоге, например, выяснилось, что с точки зрения властей народ должен в предвыборные дни почувствовать заботу государства, которая прямо пропорциональна количеству присматривающей за ним милиции.

«Чем нас больше — тем людям спокойней», — сказал один старший офицер. После чего пояснил цели и задачи ГАИ на данном историческом этапе. Оказывается, теперь нет разницы между милицией наземной и придорожной. И регулировать движение для ГАИ уже давно не является прямой обязанностью. Задачи ГАИ нынче точно такие же, как и у всех остальных людей в серой форме. А в качестве примера разговорчивый офицер привел совещание, на котором его гаишного начальника милицейский генерал ругал за плохую раскрываемость... квартирных краж! На тот момент это подразделение ГАИ раскрыло всего три подобных преступления. Оказалось — мало! Должны еще! Не говоря уже о прочих плохо выполненных обязанностях: мало задержано алиментщиков, недостаточно выявлено нарушений паспортного режима и так далее.

Это ненормально, когда каждый куст охраняет офицер милиции. Но зато в порыве усиления демократии начальники из МВД подарили народу редкую возможность пообщаться с недоступными в мирной жизни чиновниками ГАИ. И если бы не серия этих незапланированных встреч, так бы и не удалось узнать, что ГАИ у нас нужна для показухи, для демонстрации единения с поднадзорным народом и для раскрытия квартирных краж. Зато сразу понятно, почему инспектора на дороге не занимаются регулированием движения и даже не пытаются создать видимость наведения порядка.