Чужие это номера

Об очередях в ГИБДД столичные автомобилисты знают не понаслышке. Оттого, наверное, проблему получения номеров они делегируют продавцу.

Патрон московской милиции Владимир Пронин несколько лет назад издал приказ, запрещающий сотрудникам ГИБДД всевозможные формы сотрудничества с автосалонами. В частности, было наложено табу на проведение регистрационных действий в магазинах, торгующих машинами. Однако свернув в автосалонах регистрационные лавочки, госинспектора моментально открыли потаенные дверцы в МОТОТРЭРах, куда коммерсанты и отправились ставить на учет только что купленные их клиентами авто.

И пусть грозят судами гаишные начальники, обвиняя нас в грязных инсинуациях, мы голову на отсечение даем, что практически у любого автосалона Первопрестольной есть в МОТОТРЭРах свои люди в форме, ставящие машины на учет с закрытыми глазами, по одним лишь документам. Никто из дилеров не гоняет авто в подразделение ГАИ на осмотр и сверку номерных агрегатов, доказательство чему — одометр, показывающий один и тот же пробег что до постановки машины на учет, что после...

И наверное, такое положение вещей еще долго устраивало бы всех (и гаишники сыты, и нервы автомобилистов целы), если бы не случай, произошедший с нашей постоянной читательницей. В ее семье случилось горе — скоропостижно скончался отец. Незадолго до смерти глава семейства приобрел новый автомобиль Kia Cerato, отошедший через полгода по наследству дочери. Однако для того, чтобы пользоваться авто, его необходимо было переоформить на наследницу, для чего она и прибыла в 5-е отделение МОТОТРЭР ГИБДД Восточного округа столицы. При осмотре машины выяснилось, что реальный номер двигателя не соответствует внесенному в ПТС и, соответственно, в свидетельство о регистрации.

Извечные русские вопросы «кто виноват?» и «что делать?» возникли сами собой. Впрочем, ответы на них очевидны: виноват гаишник, поставивший на учет машину с «кривыми» номерами, а следовательно, ему и расхлебывать заваренную кашу. Приехав в 4-е отделение МОТОТРЭР ГИБДД ВАО, что на Краснобогатырской улице, наследница отыскала капитана, чья подпись стоит в документах, и ткнула его носом сначала в ПТС и в свидетельство о регистрации, а затем в движок.

— А что вы от меня хотите? — признав свой «автограф», изрек госинспектор. — Вы ж двигатель поменяли, а теперь делаете из меня дурака!

Да вот беда: двигатель на авто не менялся. Зато доподлинно известно, что машину на учет ставил не лично покупатель, а продавец авто. При этом машина, как вы понимаете, за ворота автосалона не выезжала.

Неизвестно, как долго «пинали» бы женщину из 5-го отделения МОТОТРЭР в 4-е и обратно, если бы не вмешательство гаишного начальства округа. Тамошние офицеры «одарили» несчастную различными запросами, которые надлежало отвезти в автосалон и Центральную таможню.

Таможня сразу ответила, что других номеров, кроме как фигурирующих в документах, у нее нет. Зато автосалон расстарался: он переправил запрос официальному дистрибьютору компании «Kia», а тот, в свою очередь, — на завод в Корею. Через несколько недель пришел ответ: дескать, номер, выбитый на движке, содержится в их базе данных и принадлежит Kia Cerato. А вот что касается «родословной» номера мотора, который проходит по ПТС, то изготовители про то не ведают.

Месяцы мытарств, новые запросы, экспертизы... В итоге документы привели в соответствие с действительностью.
Все закончилось хорошо, не считая потрепанных нервов и уймы потраченного времени.

И, как обычно это бывает, никто ни в чем не виноват. Ни ГАИ, поставившая вслепую автомобиль на учет, ни продавец авто, у которого оказались «кривые» документы на машину, ни владелец, заплативший 300 «баксов» за то, чтобы получить номера без «геморроя»...

И ведь как хорошо, что эта проблема обнаружилась в Москве! А представьте себе, сколько горя пришлось бы хлебнуть автовладельцу, если бы его «коня» стали пробивать на угон в тысяче километров от Первопрестольной!

только цифры

1200 рублей
стоит самостоятельная постановка отечественного автомобиля на учет в ГИБДД.

9000–12 500 рублей
попросит автосалон за то, чтобы взять на себя хлопоты по получению регистрационных номеров.

8000 рублей
стоят первые пять мест в очереди на регистрацию в столичных МОТОТРЭРах.

&

Каждый год в России жертвами угонщиков становятся порядка 130 000 автовладельцев. Допустим, процентов сорок машин криминалитет разбирает на запчасти, процентов десять просто сжигается в лесах-полях безбашенными подростками... Но ведь половина из числа угнанных «тачек» каким-то образом легализуется. И, как мы понимаем, эта процедура была бы невозможной без сотрудников ГИБДД, ставящих на учет не автомобили, а лишь документы.