Концепция изменилась?

Ведь одно дело — показать возможности дизайнеров и наличие передовых конструкторских разработок, и другое — поставить этот сгусток высоких технологий на поток. Особенно если речь идет о производителях массовых моделей.

Ведь одно дело — показать возможности дизайнеров и наличие передовых конструкторских разработок, и другое — поставить этот сгусток высоких технологий на поток. Особенно если речь идет о производителях массовых моделей.

Взять концептуальное купе Renault Megane. Французы могут сколько угодно пугать конкурентов футуристическими обводами кузова, но ждать появления этого чуда в дилерских центрах по меньшей мере странно. Я лично скорее поверю, что на купе следующего поколения будет стоять 2-литровый 200-сильный двигатель, обеспечивающий разгон с места до «сотни» за 7,2 секунды, чем допущу присутствие на серийном образце гильотинных дверей. Дорого это и нетехнологично.

Это богатые чудаки-энтузиасты вроде владельца швейцарского ателье «Rinspeed» Франка Риндеркнехта могут позволить себе конструировать и производить практически все, что бог на душу положит. Вот запала мужику в голову идея создать автомобиль, способный рассекать под водой, как супермегатачка Джеймса Бонда в фильме «Шпион, который меня любил». Тридцать лет он с этой идеей носился — и пожалуйста. Посетители мотор-шоу могут лицезреть первый в мире подводный автомобиль — sQuba.

В движение двухместный родстер (открытый кузов выбран из соображений безопасности и решает проблему компенсации плавучести) приводят два винта под задним бампером и еще пара поворотных водометов в районе передних колесных арок. И винты, и водометы, и колеса (на суше) вращаются отдельными электромоторами, питающимися от литиево-ионных батарей. Водитель с пассажиром наслаждаются красотами Нептунова царства в аквалангах. Хотя sQuba вполне способен обходиться и без водителя — его великолепно заменяют лазерные радары.

Но если на уникальные транспортные средства вроде шедевров эксцентричного господина Риндеркнехта покупатели всегда найдутся (было бы желание продать), то производителям обычных машин, пусть даже и причисляющих себя к элите мирового автопрома, приходится ломать голову над рыночной конъюнктурой. И наверное, самой сильной головной болью мучается руководство SAAB. Ведь от судьбы женевских дебютантов — концептуального хетчбэка 9-X BioHybrid и прототипа кроссовера 9-4Х — во многом зависит будущее компании. Другого шанса SAAB может и не представиться. По крайней мере под крылом GM, понесшей в минувшем году рекордные убытки.