Первый среди равных

Собственно говоря, праздник был посвящен всей автомобильной индустрии вообще, а не только старинным машинам в частности.

Собственно говоря, праздник был посвящен всей автомобильной индустрии вообще, а не только старинным машинам в частности. Организаторы собрали воедино все достижения совавтопрома, включая и серийные, и экспериментальные модели, разбавив этот коктейль оттенками ретро. Тогда, в 1966 году, далеко не все машины успели стать достоянием истории: «Победы» и «Волги» в те времена еще не считались раритетами и повсеместно ездили по улицам, так что организаторам праздника пришлось постараться, чтобы насобирать достаточное количество настоящих древностей на колесах. К слову, первоначально парад старинных авто хотели провести отдельно, а его инициатором выступила советская пресса в лице газеты «Неделя» — воскресного приложения к «Известиям». Трое журналистов издания — Александр Евсеев (Коган), Михаил Ростарчук и Эдуард Порхамовский — стали авторами идеи мероприятия, начав воплощать его на страницах своей газеты.

Еще 6 марта 1966 года в «Неделе» под заголовком «Автомобиль надо любить» вышел первый анонс будущего события, которое планировалось целиком посвятить только старинным машинам. «Разве не в состоянии ветераны развить приличную скорость, совершить дальний рейс, оживить, наконец, уличный интерьер своим почтенным историческим видом, — вопрошала заметка. — Кто сказал, что устарели старые автомобили?» В этой же публикации предлагалось провести парад в мае по Садовому кольцу, ограничив возраст автомобилей-участников 1940 годом. В следующем номере от 13 марта появились уже упоминания о конкретных претендентах на участие: московский Peugeot Bebe 1913 года, его ровесник Bugatti из Тулы, первенец ЗиЛа — грузовик АМО-Ф15, Политехнический музей решил выставить три автомобиля, и даже из Ленинграда обещался Benz Velo аж 1892 года изготовления. Тогда же будущее мероприятие поддержал ЦК ДОСААФ, приславший своих представителей на организационное собрание в редакцию «Недели». В следующих номерах газеты, подогревая интерес читателей, инженер-автомобилист Лев Шугуров начал печатать исторические статьи, посвященные как отечественным, так и зарубежным маркам. Информационную поддержку необычному проекту оказали журнал «За рулем» и еще одна газета — «За доблестный труд».

Но отдельный парад не состоялся — столичные власти не разрешили перекрыть Садовое кольцо только ради олдтаймеров, и мероприятие решили соединить с первым «Московским праздником автомобилистов» в октябре того же года, выделив старинные машины в отдельную колонну. Устроителем праздника являлась такая солидная организация, как Главмосавтотранс, получившая в свои руки главный козырь — поддержку московского горкома партии, а следовательно, и разрешение на проезд по центральным улицам столицы. Дату мероприятия назначили на 9 октября.

Колонн для проезда по столице набралось несколько: кроме старинных, современных и экспериментальных автомобилей в празднике приняли участие и автотуристы, и автогонщики, и юные пионеры-автомобилисты, а также бронетранспортеры из «Оборонного общества», конструкторы самодельных машин и даже спецтехника из Москвы и области, принимавшая участие в сборе урожая, — всего более пятисот единиц техники.

Группы старинных автомобилей под порядковым номером 100 возглавлял первый советский массовый легковой автомобиль ГАЗ-А, который на веревке тянул самого старого участника парада Benz Velo. За ним самостоятельно следовал Peugeot Bebe со своим хозяином Александром Хлупновым за рулем. Естественно, в колонне доминировали советские машины — АМО-Ф15, КИМ-10, ГАЗ-АА, ГАЗ-М1, ЗиС-5. Но все-таки самыми интересными участниками стали иномарки, среди которых были не только заурядные модели, но и очень редкие экземпляры: открытый Rolls-Royce с киностудии «Мосфильм», по легенде возивший когда-то Серго Орджоникидзе, и лимузин Lincoln KB12 Максима Горького, подаренный советским правительством пролетарскому писателю в 1934 году и хранившийся тогда у его потомков. Рижанин Николай Стумбрикс без поломок проделал путь от Риги до Москвы на своем кабриолете FIAT 509 1925 года выпуска, причем этим автомобилем его семья владела с 1926 года. Пианист Глеб Плаксин прибыл на своем Cadillac 60 Sport Coupe 1937 года, который приобрел в Париже сразу же после войны, а двухдверный седан Ford-А был куплен певицей Антониной Неждановой еще в 1931 году.

Маршрут ретроколонны от Воробьевых гор пролегал к Манежной площади, а оттуда по улице Горького и Садовому кольцу — в Лужники. «Неделя» потом написала, что «полчаса понадобилось, чтобы «голова» колонны миновала Красные Ворота, а «хвост» в это время еще двигался по улице Горького». Армада из пятисот машин проехала по московским улицам, которые специально для этого перекрыли. Толпы москвичей стояли по обе стороны следования колонн, и точное количество зрителей этого праздника подсчитать уже трудно. Газеты писали, что «сотни тысяч москвичей и гостей столицы вышли в этот солнечный день из своих квартир и гостиниц, чтобы посмотреть на путь, пройденный автомобилестроением, на будущее отечественного автотранспорта».

На следующий год праздник повторился, но уже в менее массовом масштабе: и современные, и старинные автомобили совершили проезд по второстепенным улицам города и спокойно выставились в парке Горького. Но второму параду была уготована честь стать и последним — после 1967 года «Московский праздник автомобилистов» ни разу не проводился.

КСТАТИ СКАЗАТЬ...

Сегодня об этом мероприятии мало кто помнит, уже нет в живых большинства его участников, а многие автомобили судьба раскидала в разные стороны. Так, FIAT семьи Стумбриксов сейчас прописан в рижском «Мотор-Музее». Там же находится и лимузин Lincoln KB12 Горького, который наследники писателя продали в 1987 году: в Риге тогда был единственный в стране автомобильный музей. Машина «буревестника революции» сохранилась в таком великолепном состоянии, что даже дотошные прибалтийские реставраторы не нашли для себя никакой работы, ограничившись легким косметическим ремонтом. А вот автомобилю Орджоникидзе откровенно не повезло — на киностудии «Мосфильм» его гоняли в хвост и в гриву, так что после многих ремонтов и переделок он пребывает в далеко не лучшем состоянии.

Увидеть Rolls-Royce пламенного большевика сейчас можно в музее «Мосфильма». Своим Peugeot Bebe поныне владеет Александр Хлупнов, поместивший раритет в Политехнический музей. Отъездив на своем Cadillac почти полвека, Глеб Плаксин был вынужден расстаться с любимцем — на девятом десятке управлять такой громадиной уже тяжеловато, и машина перешла в собственность одного из российских экс-премьеров, страстно увлеченного ретро. АМО-Ф15 и КИМ-10 стоят по заводским музеям, а Benz Velo по сей день находится в экспозиции Музея истории Санкт-Петербурга.

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Александр ХЛУПНОВ, преподаватель МВТУ им. Баумана:

— Еще за несколько недель до парада к нам приезжали корреспонденты и пытались сфотографировать Peugeot, но поскольку он стоял безвыездно в гараже, то для анонсов я раздавал свои собственные фото. Перед парадом мы с отцом машину привели в ходовое состояние, кое-что подделали, почистили, но пробных выездов так и не успели совершить. Так что поездка к месту сбора стала первой. Рано утром своим ходом машина отправилась из гаража в Климентовском переулке (на этом месте сейчас вход на станцию «Третьяковская») по пустынному утреннему Ленинскому проспекту на смотровую площадку МГУ. Потом мы поехали к площади Гагарина, где формировались колонны, и оттуда уже ехали на Манежную площадь в сплошном коридоре из людей. Я был в угорелом состоянии: машине 53 года, она явно не была рассчитана на такой режим движения, к тому же без нормальных тормозов, а у меня еще и водительских «прав» тогда не было — только мотоциклетные. В какой-то момент заклинило вал помпы, и часть трассы Peugeot тащили на буксире, но потом вал расклинило, и машина снова поехала, самостоятельно вернувшись в гараж. Память о празднике автомобилистов у меня осталась на всю жизнь, как и Peugeot, который до сих пор находится в собственности моей семьи.

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Михаил РОСТАРЧУК, обозреватель газеты «МКмобиль»:

— В 1966 году я был редактором отдела науки и техники «Недели» и вместе со своими коллегами решал организационные вопросы, связанные с «Московским праздником автомобилистов», в частности, занимался составлением колонны старинных машин. Начали мы с того, что обзвонили всех знакомых журналистов. Очень помогли в журнале «За рулем», тогдашнем главном автомобильном издании. Два сотрудника «Руля» — Лев Шугуров и Марк Тилевич — дали первые адреса. А дальше уже стало легче: пошли люди, стали налаживаться связи. Один из родственников знакомого журналиста из «Вечерней Москвы» оказался сотрудником музея Горького. Я приехал в особняк на улице Качалова, в гараже которого стоял Lincoln писателя в весьма запущенном состоянии, чуть ли не в паутине и со слоем белого налета. А какой там был запах — специфический запах старого автомобиля, смешавший в себе ароматы старой кожи, салонной обивки, масла, резины и многолетней гаражной пыли! С помощью механиков мы его поставили на ход, и он стал участником парада. На этом же Lincoln я и проехал весь маршрут парада.