Спокойствие подорожает

Нынешний экономический кризис — это какой-то замкнутый круг. Во всяком случае, в нашей стране. Впрочем, судите сами. Из-за того, что россияне перестали брать автомобили, заводы вынуждены сокращать работников, урезать оставшимся зарплаты. То же самое происходит в смежных отраслях, например в металлургии.

Нынешний экономический кризис — это какой-то замкнутый круг. Во всяком случае, в нашей стране. Впрочем, судите сами. Из-за того, что россияне перестали брать автомобили, заводы вынуждены сокращать работников, урезать оставшимся зарплаты. То же самое происходит в смежных отраслях, например в металлургии. Автозаводы не покупают металл, а значит, для сталеваров нет работы, следовательно, нет нужды и в тех, кто добывает руду... А поскольку у простых трудяг отсутствуют деньги (нет работы), они не покупают новые машины. Ну и далее — по кругу.

 Что характерно, подобную цепочку можно проследить по каждой отрасли: издательский бизнес, строительство, платная медицина, банковское дело… Безусловно, ваш покорный слуга прекрасно осознает примитивность своих размышлений на тему кризиса, ибо причины мирового финансового краха несколько иные. Однако изложенная выше теория о «замкнутом круге» имеет право на существование хотя бы потому, что она наглядно показывает: кризис порождает еще больший кризис.

К примеру, повальное сокращение рабочих мест «выплюнуло» на улицу десятки (а может, уже и сотни) тысяч единиц трудо­способного населения страны. На некоторых висят кредиты, кому-то нужно ставить на ноги детей, многие тянут на себе семью, в конце концов, всем поголовно элементарно хочется есть. А поскольку с рабочими местами дела обстоят сейчас так же, как с конкурсом в престижный вуз (по 25–30 человек на место), ловить на рынке труда нечего. От безысходности многие россияне двинули на рынок криминального труда. Во всех регионах страны за последний месяц в среднем на 20 процентов (по сравнению с прошлым годом) выросла преступность: участились уличные грабежи, квартирные кражи, произошел небывалый всплеск угонов машин.

Последнее обстоятельство заставило страховые компании задуматься о пересмотре страховых тарифов. Дело в том, что страховщики не на шутку обеспокоены резким ростом преступных посягательств на автомобили. Особенно в крупных городах, где массовым сокращениям подверглись не только ценные (в смысле размера зарплат) работники различных корпораций, но и гастарбайтеры. Осложнившаяся криминогенная обстановка, по признанию крупных игроков страхового бизнеса, вынуждает их пойти на непопулярные меры — поднять ценники на полисы КАСКО (страхование автомобиля по рискам «угон + ущерб»). Ожидается, что страховой продукт в среднем станет на четверть дороже. Хотя представители некоторых компаний называют более оптимистичные цифры — 10–15 процентов.

Кроме того, страховщики прогнозируют рост количества дорожно-транспортных происшествий, вызванных общей нер­возностью населения.

Естественно, кусающиеся цены на КАСКО приведут к тому, что количество желающих застраховать свое четырехколесное имущество заметно поубавится. По некоторым оценкам, страховщики могут потерять до 40 процентов клиентуры: повышение стоимости полисов на фоне понижения зарплат, согласитесь, не лучший маркетинговый ход. Впрочем, костяк оставшихся 60 процентов клиентов составят автомобилисты, чьи машины в залоге у банков, а эта категория лиц хочешь не хочешь, а выложит за страховку любые деньги.