Предельный беспредел

Может ли слово «беспредел» быть комплиментом? Да, если применять его к иным служивым от ГИБДД и некоторым сотрудникам Минздрава. Ибо то, что они вытворяют с автомобилистами, язык не поворачивается назвать даже беспределом. Больно мягкое словечко.

Может ли слово «беспредел» быть комплиментом? Да, если применять его к иным служивым от ГИБДД и некоторым сотрудникам Минздрава. Ибо то, что они вытворяют с автомобилистами, язык не поворачивается назвать даже беспределом. Больно мягкое словечко.

Александр Гончаров 24 октября возвращался домой в деревушку неподалеку от города Рыльска (Курская область).

В свете фар он разглядел инспектора ДПС с поднятым вверх жезлом. Взяв у водителя Гончарова документы, инспектор по фамилии Пироженко неожиданно пришел к выводу, что шофер управляет машиной в сильнейшем наркотическом опьянении.

Пересадив бедолагу в патрульную машину, гаишники начали задушевный разговор, дескать, сейчас на освидетельствование поедем, где вас признают пьяным, что делать будем, как же нам поступить?.. Намеки инспекторов наш герой пропустил мимо ушей, поскольку был уверен в своей правоте.

Уже через несколько минут милиционеры вместе с задержанным оказались на приеме у... анестезиолога рыльской больницы г-жи Подлевских. Чтобы прийти к выводу, что шофер невменяем, женщине в белом халате потребовались лишь зоркий глаз, которым она оценивала психофизическое состояние испытуемого, и лакмусовая бумажка, среагировавшая двумя розовыми полосками на мочу водителя. На основании этого г-жа Подлевских состряпала акт медосвидетельствования №289, в котором написала, что водитель употреблял кокаин и метамфетамин.

Повторное медосвидетельствование водитель Гончаров прошел в Курской областной больнице через час после первого испытания. Врач-нарколог (заметьте: не анестезиолог, не акушер-гинеколог!), взяв биологический материал и проведя всестороннее медицинское исследование, не обнаружил следов употребления одурманивающих средств.

Прошла неделя. На подступах к дому 1 ноября г-на Гончарова опять останавливают гаишники. Инспектору Золотареву так же, как и когда-то его коллеге Пироженко, показалось, что шофер невменяем, и он отвез его опять к анестезиологу Подлевских. На сей раз тетушка установила, что Александр Гончаров баловался «травкой», и вынесла в акте №291 соответствующий «вердикт».

Наш герой вновь был вынужден поехать в Курскую областную больницу. Врач-нарколог не нашел у освидетельствуемого даже намека на употребление наркотиков.

Однако судья Орехов А.А., которому на рассмотрение попали оба гончаровских дела, видать, посчитал, что врачей Курской больницы подсудимый подкупил. И, усомнившись в достоверности повторных экспертиз, лишил водителя «прав» по второму делу (от 1 ноября) на полтора года. По первому же (от 24 октября) служитель Фемиды был снисходителен — узрел нарушения в действии инспектора Пироженко. По процессуальным нормам сотрудник не имел права составлять протокол на водителя Гончарова. Однако на то, что в обоих случаях гаишники допустили куда более серьезные проступки (перед тем как отправить шофера на экспертизу, инспектора обязаны были предложить ему подышать в алкотестер на месте), судья предпочел закрыть глаза.

Согласитесь, страшно жить в государстве, в котором ты не можешь отстоять свои права, имея на руках железобетонные доказательства невиновности, «подкрепленные» нарушением закона со стороны обвинителей.

КСТАТИ СКАЗАТЬ...

Лакмусовая бумажка не скажет, какой именно наркотический препарат употреблял водитель. Чтобы установить, что именно «дало по шарам», необходим глубокий анализ биоматериала. И только после этого можно делать выводы на предмет того, был ли водитель пьян.