Гаишник пристал к даме по пьянке

За три дня до Нового года, когда семейный бюджет требовал пополнения, а душа — праздника, позволить дорогому автомобилю с благоухающей хозяйкой проехать мимо инспектор ДПС 2-го батальона Гуркин никак не мог.
За три дня до Нового года, когда семейный бюджет требовал пополнения, а душа — праздника, позволить дорогому автомобилю с благоухающей хозяйкой проехать мимо инспектор ДПС 2-го батальона полка ДПС ОГИБДД УВД Центрального округа столицы Гуркин никак не мог. Тем более что место и время для операции по извлечению нетрудовых доходов было самое подходящее — безлюдная улица, полпятого утра…

Повинуясь взмаху жезла, Ольга К. немедленно остановилась и пересела в отнюдь не милицейские “Жигули”. Раздув ноздри, старшина принюхался и выудил из кармана прибор, похожий на алкотестер, но явно не предусмотренный штатной положенностью: без цифровой индикации и функции распечатки показаний.
Пассажир Ольги, Сергей М., почуяв неладное, изволил приблизиться к автомобилю старшины на расстояние, позволяющее ему быть свидетелем сомнительной экспертизы, но тотчас же был отправлен Гуркиным восвояси.
Подобие алкотестера, к удовольствию старшины, загорелось красной лампочкой, что позволило Гуркину начать беседу на тему “о некоторых аспектах финансового урегулирования нематериальных проблем”. Разговор Ольга не поддержала, ибо взяток отродясь не давала, да и в своем совершенно трезвом состоянии (что, кстати, подтвердило и вскоре проведенное медицинское освидетельствование) была уверена.
Не желая более оставаться наедине со старшиной, Ольга попросила продолжить рандеву в присутствии ее супруга. Старшина (видимо, в надежде, что муж окажется более сговорчивым) поехал следом за ней. На Воронцовской улице в оборот немедленно был взят и муж. Сумма в пятьдесят тысяч рублей, как указывает в своих жалобах Ольга К., после бурного выяснения отношений была снижена до тридцати. Но и требуемые тридцать Гуркину никто не дал…
И через час в планшет старшины легло дело об отказе Ольги К. от прохождения медицинского освидетельствования на состояние опьянения.
А в окно автомобиля Ольги К. были, как бычок в помойку, выброшены документы, среди которых вместо водительского удостоверения нарисовались временное разрешение, протокол и повестка в суд.
…Разобраться в кое-как скроенном деле мировому судье судебного участка №371 Таганского района столицы Гришину особого труда не составило — уж слишком оно было шито белыми нитками.
Суд установил, что в многочисленных протоколах (сочиненных, кстати, за спиной Ольги) и объяснениях понятых существенно расходилось время и место их составления. А оснований для направления Ольги К. на освидетельствование не было вовсе — их отсутствие подтвердила независимая медицинская экспертиза. Опрошенный же в судебном заседании в качестве свидетеля понятой Иванов таковым являться не может, ибо старшина Гуркин в ту злополучную ночь, по признанию Иванова, остановил его, указал на толпу людей, среди которых якобы была Ольга, и заявил, что она отказалась от экспертизы. Понимая, что спорить с гаишником бесполезно, Иванов под его диктовку написал все, что требовал старшина. Однако относилось ли это именно к Ольге К., в суде он утверждать не брался.
Таким образом, ко всему прочему, как установил суд, старшиной был грубо нарушен и порядок направления на медицинское освидетельствование, и порядок оформления отказа от экспертизы.
Более того, столь немаловажное обстоятельство, что Ольге вообще никто не предлагал проехать к врачу-наркологу, подтвердили и иные свидетели, проходившие по громкому, но, увы, нередкому делу.
Сфабрикованное Гуркиным впопыхах, с явным раздражением, оно стало образцом того, как не следует оформлять дела.
И суд постановил: прекратить в отношении Ольги К. преследование за отсутствием в ее действиях состава правонарушения.
Во втором батальоне полка ДПС, куда Ольга с постановлением суда явилась за водительским удостоверением, ее “порадовали”: делом, мол, заинтересовалась окружная прокуратура. Однако выяснилось, что прокуратуру возмутило не поведение старшины — ее подкосило решение судьи. И прокуратура направила в суд протест за подписью заместителя прокурора Центрального округа товарища Попова с требованием постановление суда отменить.
По случаю принесения протеста на не вступившее в силу постановление суда Ольге К. водительское удостоверение не вернули.
Протест, впрочем, оказался столь убогим, что явиться в суд и поддержать его из прокуратуры не рискнул никто. Жалкая попытка выгородить Гуркина провалилась — суд отказал прокуратуре в удовлетворении ее протеста.
И в батальон Ольга пришла уже со вторым победным документом.
Последнюю линию обороны занял в своем кабинете местный комбат — товарищ Борисов отшвырнул от себя заверенную копию решения суда и, прежде чем выставить Ольгу за дверь, брызнул ей в лицо: мол, водительское удостоверение мы вам все равно не отдадим…
История эта, впрочем, завершилась благополучно.
И для Ольги, и для судьи, и для комбата.
И даже, как ни странно, для старшины…