Снова на грани раскола?

F1 — элита мирового автоспорта. Все в ней должно быть самым-самым. Даже кризис. И если «королеву автоспорта» не доконала депрессия в мировой экономике в целом и в автопроме в частности, то, безусловно, надо принять меры!
F1 — элита мирового автоспорта. Все в ней должно быть самым-самым. Даже кризис. И если «королеву автоспорта» не доконала депрессия в мировой экономике в целом и в автопроме в частности, то, безусловно, надо принять меры!

Ирония иронией, но последние решения FIA, которые вот уже в который раз чуть было не раскололи чемпионат, представляют собой как раз антикризисные меры, призванные гонки Гран-при спасти. Но, как и всякое сильнодействующее средство (а каким еще может быть антикризисное управление?), предложенная пилюля своим сильным побочным эффектом вызвала в пелетоне настоящий шок. Напомним, что идея FIA состоит в переходе на лимитированный бюджет (с чем в общем и целом все согласны или делают вид). Уже в будущем сезоне планируется допустить на старт машины команд как с безразмерным, так и с ограниченным до 40 миллионов фунтов стерлингов бюджетом, причем последние получат послабления в регламенте. Проще говоря: либо много денег и мало свободы, либо мало денег и много свободы, которой без денег в техническом виде спорта все равно много не будет.

Действующим конюшням, кстати, объединенным в свою ассоциацию (FOTA), это очень, мягко говоря, не понравилось. Причем настолько, что команды пригрозили бойкотировать чемпионат, если правила не будут одинаковы для всех. (Думается, что если в число «всех» входит «Ferrari» и иже с ней, то 40 «лимонами» дело ограничиться не может…) Да, конечно, бунт возглавила самая богатая и независимая «Скудерия». К ней активно примкнули «Toyota», «Renault», RBR и STR. «Mercedes» занялся обдумыванием компромиссного решения… А вот «Williams» «товарищей» быстро сдал, за что получил пинок под зад от FOTA.

В свою очередь, привлеченные снижением бюджетного порога и некоей гарантией на будущее, о своем желании участвовать в гонках «Формулы-1» заявили несколько новых имен, в числе которых такие именитые игроки, как «Lola», «Prodrive» (в партнерстве с «Aston Martin»), «March»… Сенсации в день «икс» — 29 мая — не произошло. Все старые команды подали заявки в чемпионат 2010 года. Что ж, «Формула-1», похоже, опять проскочила по лезвию бритвы… Вопреки ожиданиям, что мировой спад в автомобильной промышленности больно ударит по «королеве автоспорта», первая часть 2009 года оказалась на редкость продуктивной. А принятые антикризисные меры не просто сохранили, а, похоже, еще и увеличат количество участников чемпионата. Что в очередной раз доказывает: «первая формула» — это не просто часть мировой системы автопрома. Государство в государстве, элита, к автопрому имеющая такое же отношение, как болид «Формулы-1» — к дорожной машине. В «первую формулу» столько желающих попасть: стать командой, пилотом, трассой, втиснуть свою яхту в плавучий «вип» в Монако, бесплатно убирать мусор с трассы… Пока она столь привлекательна, будет жить. Будет жить, пока остается тем, чем она есть, — элитой. Прикоснуться к ней — большая честь в современном мире, лишенном многих старинных знаково-сословных привилегий. И вот как раз такие меры, как ограничение бюджета или введение монодвигателей или моношасси, что тоже любят обсуждать в FIA, для «Формулы-1», возможно, прямая дорога в ад. Как, впрочем, и крайне редкий приход новых имен, «свежей крови»…

Справедливости ради стоит отметить, что управление «Формулы-1» своевременно реагирует на происходящее в мире и экономике, быстро принимает меры, ухитряясь внедрять даже очень непопулярные. Это высокобюджетное, глобальное, одновременно гибкое и мобильное предприятие с эффективным менеджментом, достаточно автономное от любых, спортивных или светских, властей. Естественно, никто не допустит никаких настоящих войн и настоящих расколов. Все эти противостояния, как правило, просто публично-резкий поиск компромисса. Который неизменно находится. Нынешний конфликт отчасти погашен, но еще далек от завершения. Час «игрек» наступит 12 июня — в день подписания нового «Договора согласия».