Каждому менту— по регламенту!

Назначенные на первое сентября нынешнего года похороны широко известного “Наставления по работе ДПС”, утвержденного приказом МВД №297, не будут сопряжены с потерей боевого духа, разбродом и шатанием придорожных милиционеров.
Назначенные на первое сентября нынешнего года похороны широко известного “Наставления по работе ДПС”, утвержденного приказом МВД №297, не будут сопряжены с потерей боевого духа, разбродом и шатанием придорожных милиционеров: на смену пока еще живущему Наставлению уже народился иной документ, призванный заменить умирающий документ еще до его отпевания…

Честь не имею!

Написанный плохим русским языком Административный регламент МВД исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением требований в области дорожного движения (полное название в два раза длиннее...) привнес в трудные отношения между инспекторами ДПС, водителями, пассажирами и пешеходами немало пикантного!

Первым делом авторы регламента освободили инспектора ДПС (в момент представления самого себя водителю) от прикладывания руки к головному убору — болтающаяся на руке полосатая палка колотит, понимаешь, по щеке. Поэтому аккурат с осени отдавать честь гражданам будет необязательно. Да и к тому времени, видимо, ее уж не останется совсем…

К имеющимся поводам для отстранения водителя от управления авторы регламента придумали еще один: необходимость догнать на чужом автомобиле преступника, доставить его в околоток или проследовать к месту ДТП. Невероятно, но факт: такой повод для вышвыривания водителя из-за “баранки” в законотворчестве появился впервые! Но, что еще удивительнее: он вышел из-под пера не законодателя, а из-под руки исполнителя!

К вящему удовольствию водителей, регламент предоставил сотрудникам ГАИ право останавливать транспортные средства (в случае если их водители ничего не нарушили) только на стационарных постах ДПС. Иными словами, казалось бы, лишил возможности милиционеров тормозить всех подряд в чистом поле просто для проверки документов. Однако не там-то было! В регламент, как и следовало ожидать, закралось положение, дающее право сотрудникам ГИБДД останавливать абсолютно всех, если на то дал указание… милицейский начальник! И поди проверь, кому чего он давал…

Авторы документа не вняли призывам борцов с коррупцией и не запретили инспекторам ДПС усаживать водителей в служебный автомобиль, где, как правило, и решается извечный вопрос “как будем решать вопрос?”. И даже предусмотрели право инспектора ДПС предлагать водителю занять место в служебном автомобиле. Ведь как не подсобить личному составу в разгар финансового кризиса?

Если у водителя (пешехода, пассажира и пр.) вдруг не окажется в кармане водительского удостоверения или паспорта, регламент позволил устанавливать темную личность по другим документам: в частности, удостоверению сотрудника правоохранительных органов или пенсионному удостоверению бывшего сотрудника силовых структур. Удостоверения иных ведомств, увы, не прокатывают — нет доверия к ним у МВД. Вот если бы регламент сочиняли в Министерстве сельского хозяйства, то, видимо, посчитали бы, что лучшим (после гражданского паспорта) удостоверением личности является удостоверение доярки или тракториста. Но Минсельхозу не повезло — на сочинение регламента не позвали.

После установления личности, как заявлено в регламенте, сотрудник ГАИ имеет право (если водитель согласен с предъявленным обвинением) сразу же и вынести постановление — без составления протокола. А вот ежели привлеченный к ответственности водитель, осознав последствия экзекуции, заупрямится, то постановление о наказании подлежит уничтожению! После чего и будет составлен протокол. Авторы сей новеллы, не обнаружив в Кодексе РФ об административных правонарушениях такой порядок действий, придумали его сами.

А дальше авторов регламента и вовсе понесло: если врач-нарколог, например, обнаружит у водителя признаки наркотического опьянения и вручит инспектору ДПС справку о своих смутных предчувствиях, а окончательное заключение пообещает выдать через неделю, у инспектора, по мнению сочинителей этого документа, возникает право задержать и отправить автомобиль подозреваемого на спецстоянку!

И это при том, что основанием для задержания транспортного средства в этом случае (как гласит статья 27.13 КоАП РФ) является только установленный факт управления в состоянии опьянения, а не чье-то предположение!

Кроме предусмотренных законом “О милиции” и кодексом оснований для досмотра транспортного средства авторы регламента выдумали и собственный повод: отказ водителя от осмотра его автомобиля (автобуса, мотоцикла). То есть не хочешь пройти осмотр — будет тебе досмотр. Если б фантазия творцов регламента не тормознула вовремя, в нем могло бы, видимо, появиться логическое продолжение цепочки: не хочешь досмотр — будет тебе обыск!

При этом сочинителей документа вовсе не смутило, что понятие “досмотр” раскрывается в кодексе как обследование. А вот словарь русского языка Ожегова понятие “обследование” раскрывает как “осмотр”. И, поскольку вышло, что досмотр — это осмотр, тонкую (едва ли существующую!) разницу между ними теперь можно будет установить на дороге лишь при помощи толстых кошельков.

Сколько вешать?

Для соблюдения равновесия авторы регламента на другую чашу весов бросили и ряд положений, способных пролить бальзам на шоферские “раны”.

В частности, сотрудникам ГИБДД запрещено препятствовать использованию водителем видео- и звукозаписывающей аппаратуры при общении со стражем порядка, если это не запрещено законодательством. А поскольку законом, похоже, не установлен запрет на видеосъемку инспектора ДПС при исполнении им своих служебных обязанностей, помешать процессу не может, пожалуй, ничто.

Нанесен легкий удар по владельцам “волшебных” удостоверений, которые, не будучи ни судьями, ни прокурорами, ни депутатами и даже — дипломатическими работниками, привыкли вертеть перед носом инспектора ДПС охранной грамотой от “фонда содействия…” или “департамента противодействия…”. Предъявление таких удостоверений, как сказано в регламенте, не может ограничивать полномочия сотрудника ДПС. Это значит, что уже первого сентября на Кутузовском проспекте столицы в очереди к сержанту — инспектору ДПС — на составление протокола за движение по разделительной полосе на личном автомобиле будут томиться генералы ФСБ и полковники из местных ОВД…

А чтобы не раздражать не имеющее охранных грамот население, авторы регламента запретили сотрудникам ГАИ во время несения боевого дежурства пользоваться личным автомобилем: “Лексусами”, “Лэнд Крузерами”, “Порше Кайенами” и прочими. Отныне, если обиженному водителю взбредет в голову сорвать зло, шарахнув по такому автомобилю ботинком, его владельцу, дабы не выдать себя, останется только стиснуть зубы.

Заодно сотрудникам ГАИ запрещено маскировать служебный автомобиль путем заляпывания грязью надписей на бортах, надеванием на “маяки” шапок-ушанок, открыванием крышки багажника с надписью “ДПС” и прочими хитрыми способами…

Не брат, но… браток!

Почти у каждого российского кодекса есть родной брат: у Гражданского — Гражданско-процессуальный, у Уголовного — Уголовно-процессуальный. Без брата, пусть даже сводного, почему-то оказался наиболее востребованный — Кодекс РФ об административных правонарушениях. Процессуальные нормы, прописанные в нем самом, столь скудны, что вызывают творческий зуд у Министерства внутренних дел.

И министерство, фактически подменяя собой законодательную власть, обескураживая депутатов, к исключительной компетенции которых относится утверждение общих правил и принципов административного процесса (!), самолично придумывает новые процедуры, регулирующие взаимоотношения своих подопечных с водителями, пешеходами и пассажирами. Само придумывает — само исполняет!

Новый регламент, в котором установлено множество доселе невиданных процедур (чего только стоит комичное “уничтожение постановления о наказании, если водитель не согласен с обвинением”!), — это вызов депутатскому корпусу: мол, не примете Административно-процессуальный кодекс — и вовсе выпустим свой!

По мнению специалистов в области административного права, новый регламент (кстати, законодательного определения “административного регламента” не существует) в практическую деятельность мало что привнесет.

Ну разве что жестокие поединки между водителями и придорожными милиционерами, при которых первый будет тыкать второго носом в кодекс и доказывать, что в кодексе такой нормы нет, а второй отчаянно цепляться за спасительную соломинку: “А мне министр разрешил…”