Дальний Восток загнали в угол. Зеленый

Дальний Восток полгода жил в надежде, что центр пойдет ему навстречу, смягчив или вовсе отменив для региона высокие пошлины на ввозимые иномарки. Твердо понимая при этом, что «Жигули», даже по льготному кредиту, здесь не нужны.
Дальний Восток полгода жил в надежде, что центр пойдет ему навстречу, смягчив или вовсе отменив для региона высокие пошлины на ввозимые иномарки. Твердо понимая при этом, что «Жигули», даже по льготному кредиту, здесь не нужны.

А не дождавшись, дальневосточники взялись за дело самостоятельно и уже с апреля потихоньку оживили продажи японского секонд-хенда, возвращаясь к привычному ремеслу. Камнем преткновения стала высокая таможенная ставка. Психологически ее было трудно переварить.

Но три голодных месяца года помогли справиться с этой задачей, и теперь автобизнес региона возвращается на круги своя. На Дальний Восток потянулись корабли с машинами, на главном рынке под названием «Зеленый угол» началось шевеление, появились покупатели, пошли машины вглубь страны. А всего-то понадобилось снизить норму прибыли. Автокупцы отказались от привычного уровня доходов и перешли от ставки в несколько тысяч долларов с каждой сделки до вполне европейских нескольких сотен. В результате цены упали до тех же значений, что и в прежние годы расцвета. Вот только за те же деньги машины стали чуть «моложе».

Но и это не предел снижения. Если государство нажмет еще разок, народу есть куда отступать, норма прибыли опять снизится. Не так существенно, но запас все же есть. Это очевидно, если сравнить, почем продают одну и ту же машину во Владивостоке и в Сочи. В Сочи она дешевле. Хотя везти морем ее заметно дальше, то есть накладные расходы до портов Черного моря выше.
При этом автобизнес по-дальневосточному отличается финансовой неуязвимостью. На сделки идут свои личные деньги. В банках никто не кредитуется. И привычки такой до сих пор нет, и особой нужды, и своим доверия больше, да и отдавать процент какому-то банку оскорбительно.
И когда выяснилось, что за Урал вот-вот пойдут эшелоны льготнокредитных «Жигулей», очень многие дальневосточники не поняли, в чем суть затеи: ведь они и так не берут в долг у государства, чего ради теперь так подставляться?

Кстати, еще одна региональная особенность заключается в том, что большинство людей, занятых в автобизнесе, торгуют автомобилями в свободное от основной работы время. Прекрасно понимая ненадежность бытия, они сохранили за собой главную работу, где лежит трудовая книжка, капает стаж и идет зарплата. При этом на главной работе они не числятся, а именно работают, в основном по сменам. То есть отучить их заниматься японскими машинами не получится. Перекрыв таможенную границу, государство лишь сократило уровень их (и своего) дохода, но не смогло заставить переориентироваться на иные виды бизнеса. И вот теперь, когда наступило сезонное пробуждение, стал возвращаться к прежнему состоянию и этот специфический сектор региональной экономики.