Пьяный наркологу не прокурор

В ответ на публикации в “МК” с требованием привлечь к ответственности руководство наркологической больницы №17, проводившей в своих кабинетах экспертизу водителей на состояние опьянения без соответствующих лицензий, сотрудники надзирающего органа пожимают плечами.
Татарскую народную мудрость “моя твою не понимает” обкатала на практике и, признав ее дееспособность, взяла на вооружение столичная прокуратура. В ответ на публикации в “МК” с требованием привлечь к ответственности руководство наркологической больницы №17, проводившей в своих кабинетах экспертизу водителей на состояние опьянения без соответствующих лицензий, сотрудники надзирающего органа с завидным упорством недоуменно пожимают плечами.

Мол, о чем это вы?


Кабинетная война

Вместе с осенним листопадом прошлого года на голову врачей-наркологов столичной наркологической больницы №17 посыпались и вопросы от “тепленьких”, но тем не менее наблюдательных водителей: почему это адрес, указанный в лицензии на кабинет, не соответствует фактическому месту нахождения кабинета? Кто тут из нас, мол, нетрезвый?

Как было установлено в ходе проведения “журналистско-оперативных” мероприятий, наркологическая больница не позаботилась о лицензировании четырех своих кабинетов, а потому — для прикрытия — одолжила действующие лицензии у других кабинетов!

Вывод был сделан неутешительный: поскольку статья 10 Федерального закона №128 “О лицензировании отдельных видов деятельности” предусматривает обязательное указание в лицензии адреса именно того места, где осуществляется лицензируемая деятельность, в четырех кабинетах проводить освидетельствование водителей наркологическая больница права не имела.
Однако проводила…

На это, собственно, и было обращено внимание столичной прокуратуры.

И правда, констатировали прокуроры, на шесть кабинетов из десяти действующие лицензии имеются, а вот на четыре (какая незадача!) — нет. Однако, как сообщил в первом ответе начальник управления по надзору за соблюдением федерального законодательства прокуратуры Москвы г-н Манеркин, повода для принятия мер прокурорского реагирования не имеется, ибо в этих четырех кабинетах “медицинское освидетельствование не проводится в связи с отсутствием соответствующей лицензии”.

Разочаровали мы — мелкие пакостники — г-на Манеркина: тотчас же предоставили заключения врачей, вынесенные аккурат в “неработающих” кабинетах при отсутствующих лицензиях.
И снова замерли в ожидании торжества законности и триумфа справедливости.

Ан нет… Столичная прокуратура оказалась толстокожей: на бронебойный аргумент она — в лице заместителя прокурора города г-на Юдина — и на сей раз ответила в точном соответствии с татарской народной мудростью… И при всей очевидности нарушений поводов для принятия мер прокурорского реагирования опять не нашла.

Имеющий уши да услышит!

Нет смысла пересказывать все написанное в очередном официальном ответе, ибо и во втором ответе тоже нет смысла.

Особо не теша себя иллюзиями, но обладая адским терпением, позволим себе высказаться в третий раз.
Итак. Наркологическая больница №17, переселив несколько своих кабинетов из старых в новые — по другим адресам, после смены мест дислокации не получила на них новые лицензии с указанием нового места “жительства”. Таким образом, деятельность некоторых кабинетов в отсутствие персональной лицензии, привязанной к новому месту нахождения, автоматически оказалась незаконной.

Ведь согласно пункту 13 Постановления Правительства РФ №475 “Об утверждении Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения…” медицинское освидетельствование на состояние опьянения проводится в медицинских организациях, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ и услуг.

И только — в имеющих лицензию!

А в соответствии со статьей 10 Федерального закона №128 “О лицензировании отдельных видов деятельности”, в решении о предоставлении лицензии и в документе, подтверждающем наличие лицензии, указываются адреса мест осуществления лицензируемого вида деятельности.

Проще говоря: не указано место (или указано не то место) — нет лицензии!

Согласно же результатам проверки (что прямо и подтверждает последний ответ столичной прокуратуры) кабинеты функционировали абсолютно (!) по другим адресам, не указанным в лицензиях.
Вот это и есть нарушение!

Более того, перед началом лицензирования кабинеты, расположенные по новым адресам, должны были получить заключение СЭС, пожарных и прочих служб о пригодности использования помещений, собрать еще кучу всяких документов, подтверждающих правомочность своей деятельности, и лишь на их основании получить лицензии! А выходит, что ни в каких заключениях не было нужды, ибо не было необходимости в лицензии.

Кто знает, в каких условиях вообще проводилось освидетельствование водителей и как вышеописанное повлияло на его результат…

* * *

Вопреки обыкновению “МК” не просит прокуратуру Москвы, равно как и Генеральную прокуратуру РФ, провести еще одну проверку по многократно изложенным и доказанным фактам.

Вопрос о законности работы кабинетов экспертизы без соответствующих лицензий будет решаться в судебном порядке.