Правила дорожного произвола

Едва ли не всякому, кто нарушит Правила дорожного движения где-нибудь в Рязани, не суждено будет скоро вернуться в дом родной, к семье и детям в Екатеринбург.
Едва ли не всякому, кто нарушит Правила дорожного движения где-нибудь в Рязани, не суждено будет скоро вернуться в дом родной, к семье и детям в Екатеринбург. Акция неповиновения закону, учиненная сотрудниками ГИБДД всея Руси, волей-неволей вынудит променять родную хату на казенный дом.

До вынесения “приговора”…


Хорошее дело для “нехорошей” квартиры

Угораздило же Виталия Сергеевича А. заскочить на минуточку в Санкт-Петербург, да и проехать там через перекресток вроде как на красный. Повезло же инспектору ДПС 1-го батальона спецполка ГИБДД лейтенанту Жданову: на том перекрестке ему посчастливилось взять Виталия Сергеевича “с поличным”!

Перспектива задерживаться в чужом городе больше положенного, обивать пороги питерской ГИБДД и доказывать свою невиновность Сергеича удручала. А потому он в протоколе размашисто написал: ходатайствую, мол, рассмотреть дело по месту моего жительства.

Лейтенант Жданов — тертый, надо сказать, калач — хитро подмигнул и выудил из планшета пачку одинаковых бумажек с надписью “Определение”, мигом вписал в него недостающее — фамилию Виталия Сергеевича — и торжественно ему бумажку вручил.

Сей дивный документ, растиражированный, видимо, для всех революционно настроенных петроградских подразделений ГИБДД, в переводе с корявого милицейского языка на русский гласил: “В удовлетворении ходатайства отказать. Административный материал рассмотреть по месту совершения нарушения ввиду специфического характера нарушения, невозможности участия должностных лиц, возбудивших дело, в его рассмотрении в качестве свидетеля”.

Сергеич, начитавшийся кодекса и постановлений Верховного суда, принялся учить лейтенанта: мол, имею право на рассмотрение дела по месту жительства — и точка!

Лейтенант Жданов погрыз кончик шариковой ручки и решительно вбил ею в определение последний гвоздь: “Кодексом не предусмотрено рассмотрение дела по месту жительства…” И, крепко подумав, добавил: “В квартире”.

Задержаться в Питере Сергеичу таки пришлось, ибо свидание ему назначил сам Станислав Петрович — командир 1-го батальона. С третьей попытки сочинив постановление о штрафе, он сначала победоносно показал Виталию Сергеевичу средний палец, потом, переведя его из вертикального положения в горизонтальное, указал им на дверь…

Инспектор — не девочка: отказать не может

Чем больше времени проходит с того дня, когда Верховный суд (а было это еще 29 ноября 2006 года), утвердив Обзор судебной практики, указал лейтенантам ждановым, что подобные ходатайства подлежат удовлетворению, тем больше разносится по стране “определений об отказе”.

Поскольку пришло время расставить все по своим местам, займемся расстановкой.

Итак. Как гласит статья 29.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, дело о нарушении, в частности, ПДД рассматривается по месту его совершения: нарушил в Питере — в Питере и будешь отвечать! Однако если водителем заявлено ходатайство о направлении дела в Рязань, оно может быть рассмотрено и по месту жительства в Рязани. Только не в квартире, конечно… Более того, дело можно рассматривать и по месту учета транспортного средства, на котором совершено нарушение ПДД.

Исключений из этого правила немного: если по месту жительства можно рассматривать любое дело, то по месту учета — только влекущее лишение права вертеть баранку. И если по делу проводилось административное расследование, то ни о каком направлении дела куда-либо речи и быть не может: где пойман — там и ответишь!

“Специфический характер” нарушения (на который ссылается лейтенант Жданов) не является основанием для отказа, ибо такое основание просто не предусмотрено кодексом! Более того, не может являться основанием для отказа и отсутствие у Жданова возможности выступать в другом городе в качестве свидетеля, ибо у него даже такого права нет! Инспектор ДПС, возбудивший дело, не включен в состав участников процесса, предусмотренных главой 25 кодекса (о чем тоже неоднократно говорил Верховный суд), и не может выступать в качестве свидетеля.

А самое главное — у лейтенанта Жданова вообще нет ни малейшего права… рассматривать ходатайства! В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного суда РФ за четвертый квартал 2008 года прямо сказано: КоАП РФ “не предусматривает возможности обсуждения ходатайства лица, привлекаемого к административной ответственности, о передаче дела на рассмотрение по месту его жительства должностным лицом, уполномоченным составлять протокол…” Иными словами: взял лейтенант Жданов ходатайство, прочитал, к делу приложил, в дежурную часть вместе с делом передал.
А уж тот, кто будет рассматривать дело о нарушении ПДД, и решит, что с ним делать — удовлетворять или, извините, оставить неудовлетворенным…

Ширится, растет заболевание

В подобных выкрутасах замечены не только питерские подразделения ГИБДД: от тамбовских коллег “отказную” инициативу лихо приняли и взяли на вооружение инспекторы ДПС 1-го спецбатальона 1-го спецполка ДПС ГАИ Московской области. А от них — прямо эпидемия какая-то! — и десятки иных российских подразделений ГИБДД.

Вот и выходит, что придорожная милиция перестала удовлетворять уже не только нас.

А уже вообще — все, что только возможно…