Корки с авторазборки

Ожесточенный спор между водителями и сотрудниками ГИБДД на тему “заинтересован ли инспектор ДПС в исходе возбужденного им дела о нарушении ПДД или результат дела ему по барабану”, наконец-таки разрешила Государственная дума.
Ожесточенный спор между водителями и сотрудниками ГИБДД на тему “заинтересован ли инспектор ДПС в исходе возбужденного им дела о нарушении ПДД или результат дела ему по барабану”, наконец-таки разрешила Государственная дума. Утвердив очередные изменения в Кодексе РФ об административных правонарушениях, депутаты прямо заявили: конечно, заинтересован!

Типичная история: инспектор ДПС за нарушение Правил дорожного движения выносит в отношении Петровича постановление — наказать штрафом в энную сумму рублей. Петрович с вердиктом не соглашается и топает в суд — с доказательствами собственной невиновности и требованием признать “приговор” незаконным. Суд соглашается с доводами Петровича и постановление о штрафе отменяет.

Еще совсем недавно вышеописанная история на этом благополучно завершалась, ибо жаловаться на отмену “приговора” Петровичу — ясное дело! — незачем, а сотруднику ГАИ право не было дано. Ведь он — лицо в исходе дела незаинтересованное! Его забота — лишь возбуждать дела.

Теперь же, с 22 августа, внесением дополнений в статью 30.9 КоАП РФ следить за исходом дела и вмешиваться в процесс инспектора прямо заинтересовали: если ему не понравится, что вынесенное им постановление о штрафе судья отменил, он может подать жалобу вышестоящему судье.

И вышестоящий суд решение нижестоящего по жалобе гаишника может отменить!

Депутаты, впрочем, не наделили инспектора ДПС правами участника процесса, имеющего возможность явиться в суд и пригвоздить Петровича к позорному столбу. Он может только подать жалобу и ждать исхода дела где-нибудь подальше от суда. Авторы нововведения не объяснили, кому нужен этот театр абсурда: жалоба, которую нет возможности при ее рассмотрении поддержать, не стоит и алтына.

Впрочем, польза от мероприятия все-таки случилась: у каждого водителя, привлекаемого к ответственности за нарушение ПДД, теперь возникает уникальная возможность при рассмотрении дела заявлять отвод каждому инспектору ДПС лишь на том основании, что наделенный правом обжалования инспектор, таким образом, заведомо заинтересован в исходе любого дела.

За что боролись…

На “Оскара” не потянете, а на выговор — запросто!

Стихийно прошедший в интернете “кинофестиваль”, в котором на “Оскара в наручниках” претендовали несколько десятков сотрудников ГИБДД, заставил их начальство крепко задуматься: а не поторопились ли в МВД с изданием регламента, один из пунктов которого запрещает милиционерам препятствовать использованию видео- и звукозаписывающей аппаратуры участниками дорожного движения…

И хотя в пункте 25 регламента не сказано, при каких именно обстоятельствах инспектор ДПС не вправе препятствовать, всем понятно: не только в том, если пешеход фотографирует свою тещу на скамейке, но и тогда, когда объектив или микрофон направлен на человека в форме.

Понимая, какую свинью они подкладывают рядовым сотрудникам ГИБДД (ведь такого наснимают!), авторы регламента вместе с ней подкинули и “соломинку”: мол, снимать, конечно, можно… Но только если это не запрещено законодательством.

За оговорку тотчас же ухватились милицейские чиновники постарше: снимать и записывать можно только в том случае, если сотрудник ГИБДД совершает должностное или — не дай бог! — уголовное преступление и видео- или аудиозапись будет доказательством его вины! А иначе снимать нельзя!

Хм… Выходит: если инспектор ДПС просит денег, то он, стало быть, напрашивается на съемку или на запись. А потому следует попросить его повторить просьбу чуть громче (чтобы диктофон хоть краем уха уловил) и встать при этом лицом к водителю (чтоб на изображении не срезалось пол милицейского уха).

Эх, полноте вам, “господа” милиционеры!

Во-первых, оценивать, будет ли служить запись доказательством чего-либо (вины или невиновности), может при рассмотрении дела только должностное лицо (если делом сотрудника милиции займется прокуратура) или суд (если за дело возьмется суд). Нам же не дано знать, будет ли запись доказательством! Наше предположение о том, что будет, лишь предположение!

Во-вторых, в регламенте понятно сказано: снимать и записывать можно, если это не запрещено законодательством. А законодательство наше запрещает только в двух — самых распространенных — случаях. Вот они: на режимных объектах (куда, впрочем, с видеокамерой и не пропустят), коим пост ДПС и кабинет начальника ГИБДД не является. И во время рассмотрения дела о нарушении ПДД, если сотрудник ГАИ, руководствуясь статьей 24.3 КоАП РФ, не разрешит снимать его на фото- или видеокамеру. Хотя даже при этом никто не может запретить записывать его на диктофон!