Don’t worry, be happy!

В середине сентября, когда вся страна уже ощущала себя владельцем «Opel», редакция сняла уже сверстанный материал, объяснявший, почему GM никогда не продаст эту фирму нам.
В середине сентября, когда вся страна уже ощущала себя владельцем «Opel», редакция сняла уже сверстанный материал, объяснявший, почему GM никогда не продаст эту фирму нам.

Тогда от публикации пришлось отказаться в связи с серией подписанных соглашений о намерениях. Ну а сейчас, когда правление концерна «General Motors» мужественно объявило, что приняло окончательное решение не продавать «Opel» консорциуму «Magna»-Сбербанк», можно еще раз постараться вникнуть в причины.

Во-первых, затея с продажей была спущена GM сверху. После того как Конгресс США согласился выдать концерну государственную помощь, он потребовал не «сливать» деньги за границу, а потратить их на спасение собственных производств. Одновременно была поставлена задача перейти к экологичным моделям со скромным потреблением топлива. Но дело в том, что сами американцы такие машины делать не умеют. Зато их отлично умеет делать «Opel». Из этого следует, что GM без немцев светлого будущего не видать.

Во-вторых, и промышленность, и рынок в Америке и Европе уже начали потихоньку выздоравливать. И в этих условиях главная задача GM — не спешить, а тянуть как можно дольше, после чего необходимость что бы то ни было продавать отпадет сама собой.

В-третьих, «Magna» в качестве партнера выбрал немецкий профсоюз. И как-то никого особо не волновало, что в Америке кризис в автопроме случился именно из-за профсоюза, а теперь неумение стратегически мыслить назначило жертвой «Opel». Но Ангеле Меркель было важно получить поддержку перед выборами, и она ее получила, одобрив глупую затею профсоюза.

В-четвертых, мы испортили сделку сами. Как только Герман Греф объявил, что тратит наши деньги на зарубежный актив, он тут же начал оправдываться, объясняя, что это неведомым образом поможет российскому автопрому, «Опели» мы начнем выпускать на Горьковском авто­заводе, да к тому же в стране еще много медвежьих углов, где только и ждут пару станков, чтоб наладить выпуск немецких машин. Такая внезапная перспектива очень сильно перепугала и немцев, и американцев, поскольку о качестве построенных в РФ машин известно далеко за ее пределами.

В-пятых, интерес к «Opel» стали проявлять правительства Испании, Польши и Великобритании. А они в любом случае не чета банку. Даже Сбербанку Российской Федерации.

Ну и под занавес, когда нервы менеджеров GM были уже на пределе, мы подрубили сук выкручиванием рук французскому «Renault», показав всему миру, как Россия умеет обращаться со своими зарубежными партнерами. Мало того что «Renault» заплатила нам миллиард, так мы еще и пригрозили пересмотреть долю компании и потребовали денег на спасение своего автозавода. В итоге GM, и раньше не собиравшийся всерьез продавать «Opel», теперь тем более не считает нужным этого делать.