Если завтра в поход…

Традиционный отечественный автопром — это четыре старых советских завода: ВАЗ, ГАЗ, УАЗ и КамАЗ. Раньше было больше, но до нынешнего кризиса дожили не все.
Традиционный отечественный автопром — это четыре старых советских завода: ВАЗ, ГАЗ, УАЗ и КамАЗ. Раньше было больше, но до нынешнего кризиса дожили не все.

Исегодня всем четверым плохо, но каждому по-своему. При этом трое из них считают помощь государства абсолютно логичной. Ведь если завтра война, если завтра в поход, то в атаку наши доблестные воины ринутся не на «Жигулях», а на «газонах», КамАЗах и УАЗах.

И этот военный козырь у заводов-неудачников остается последней соломинкой. Больше им нечем спекулировать и нечем запугивать обывателя. Зрелище русских воинов, мужественно противостоящих на лошадях и в тачанках танкам и мотопехоте, вызывает рефлекторный ужас у непосвященных.

Зато уж если что случится, если агрессор посягнет на Отчизну, тут уж КамАЗ с остальными двумя заводами Родину спасет и на качественных и современных грузовиках и внедорожниках наша армия страну отстоит! В приличных странах, на всякий случай готовящихся к войне, грузовики и прочие внедорожники тоже выпускают. Но далеко не все правительства так доверчивы, чтобы столь важную задачу отдавать в руки фирм, штампующих ширпотреб. Армейское транспортное средство — это очень специфическая машина, не имеющая ничего общего с гражданской техникой. В Великую Отечественную мы от безысходности бронировали тракторы и пытались на них воевать.

Но специально сделанный для войны танк с этой задачей справляется лучше. То, что подходит для мира, не годится для войны.

Американцы это давно знают и как раз поэтому заказали себе Hummer. Время продиктовало иную степень мобильности войск и отдельных солдат в будущей войне, поэтому и появился Hummer, который было бы неправильно считать автомобилем. Это многоцелевое авиатранспортабельное транспортное средство. Кстати, обратите внимание: все армии мира учатся на примерах прошедших войн, лишь несколько из них готовятся к будущим конфликтам. И это хорошо видно в том числе по их технике. Судя по нашим КамАЗам и УАЗам, мы по-прежнему собираемся воевать с фашистской Германией.

Посему, если стоит задача сделать для армии транспорт, к этому нельзя допускать ни один из нынешних заводов. Делать многоцелевые транспортные средст­ва должны государственные предприятия специального назначения, не имеющие отношения к традиционному автопрому и лишенные их пороков. В советское время понимание подобной необходимости существовало и даже имело конкретный пример — Брянский автомобильный завод. Его технику на улицах не увидишь, знают про нее лишь специалисты. В мирной жизни брянским машинам делать нечего, а на войне — самое место.

Ульяновский автомобильный завод специально по заказу Минобороны России построил новый внедорожник, получивший красивое название 315108. Как и полагается новейшему военному образцу, он максимально замаскирован и ничем внешне не отличается от обычного армейского «козла». Любая вражеская разведка совершенно искренне пройдет мимо, не распознав в этом аппарате новейшее мобильное средство передвижения русских генералов.

Зато под капотом нового УАЗа случился настоящий инженерный прорыв. Дело в том, что после многолетних мучений на Заволжском моторном заводе изобрели дизельный двигатель с турбонаддувом, после чего восторженные ульяновцы смогли засунуть его под капот военного УАЗа.

Теперь наша командирская машина стоит вровень с Hummer и даже поглядывает на него немного свысока: ведь у Hummer древний дизель объемом 6,5 литра и мощностью 200 л.с. и ему уже больше десяти лет, а у нас — новейший четырехцилиндровый объемом 2,2 литра и мощностью целых 106 л.с. Трепещите, супостаты…

А поскольку УАЗ совершенно новый, то заводчане решили устроить военным настоящий праздник и кроме сверхсовременного мотора поставили еще и нормальную коробку передач. До сих пор на «козлах» стояла либо старая и мало на что способная, либо арзамасская, отличающаяся чудовищным алгоритмом переключения, понять который не в состоянии даже солдат под угрозой трибунала.

А теперь на военного «козла» будут ставить ту же корейскую пятиступенчатую коробку передач «Dymos», которой уже давно балуют гражданских покупателей UAZ Hunter. Эта «коробка» почему-то не ломается и сегодня является одним из немногих надежных узлов русского внедорожника.
Но вот в чем проблема. До сих пор Ульяновский автозавод гордился своей ролью в деле укрепления обороноспособности страны и на все упреки по поводу невыносимого качества приводил неотразимый аргумент — ремонтопригодность машин на поле боя. Русский солдат по умолчанию авто­слесарь и всегда готов под градом вражеских пуль починить машину и вывезти бесценное генеральское тело. А уж запчасти на УАЗ у нас заранее разбросаны по всей стране, за ними не придется ехать далеко.

Теперь же, когда коробки передач покупаются в Корее, ремонтопригодность УАЗов в полевых условиях тихо растаяла, на ее месте осталась лишь полнейшая неспособность завода сделать приличную коробку передач хотя бы ради спасения пары генералов.