Логистика по-русски

Интересно узнать, а зачем ТагАЗ встал на неверную дорогу создания собственных автомобилей? Выпускал себе престарелых “корейцев”, слыл надежным партнером целой страны, потихоньку портил кровь “АвтоВАЗу”, сводил концы с концами и не тратился на авантюры.
Интересно узнать, а зачем ТагАЗ встал на неверную дорогу создания собственных автомобилей? Выпускал себе престарелых “корейцев”, слыл надежным партнером целой страны, потихоньку портил кровь “АвтоВАЗу”, сводил концы с концами и не тратился на авантюры.

А потом вдруг полез не в свои сани и затеял разработку с нуля новейшего отечественного автомобиля. Страну захотелось порадовать? Народ обнадежить? Или поиграть во взрослую игру?

Но на сборочном предприятии серьезные игры удаются редко. Под них надо создавать инфраструктуру с конструкторским бюро, отделом доводки и испытаний, даже дизайнеров надо где-то добыть, в общем, в одночасье надо стать в три раза больше, сравнявшись хотя бы с АЗЛК или ГАЗом, ведь даже равнение на “ИжАвто” мало к чему приведет.

Но на ТагАЗе, видимо, решили, что они тут потихоньку кое-чего сделают и ничего им за это не будет. И родилась легенда о целом подразделении Tagaz Korea, которое в глухом подполье созидает новую русскую машину. После чего нам показали страшенную жуть по имени С-100 и невнятно объяснили, что это и есть лучший русский автомобиль, который только смогли создать корейцы. Одновременно с появлением машины у завода кончились деньги. То есть на пять лет потайных работ за границей хватило, а на объяснения со страной и агитацию потенциальных клиентов — уже нет. Машина осталась без рекламы, и про нее никто так и не узнал.

Хотя уж теперь-то о ней знают. Но не благодаря, а вопреки усилиям завода. Тихая деревенская попытка по-быстрому смастерить машину, перекупив пару инженеров, склонных к воровству технологий, вылилась в скандал, принесший задержание подпольщиков из якобы существующего подразделения Tagaz Korea. Если бы не это, мы бы так и не узнали, что у нас есть С-100.

Но пока наши с корейцами препирались, полиция громила подполье, а GM грозил кулаком, в Таганроге худо-бедно собирали автомобили и даже пытались их продавать. Была иллюзия полноценного производства и кое-каких коммерческих перспектив. Но это у нас в стране дальше в дело вступили бы деньги и все сошло на нет. В Корее все серьезнее. И поэтому сеульский суд запретил Tagaz Korea использовать неправомерно полученные технологии. Суд признал, что Tagaz Korea “нелегально завладел базовой технологией автомобиля GM-Daewoo Lacetti и использовал ее в разработке, производстве, продаже и экспортировании автомобилей C-100. Все перечисленные действия запрещены”. В результате производство новейшего русского автомобиля остановлено.

Примечательно, что гордость от обладания собственным подпольным конструкторским бюро в далекой загранице ТагАЗ мгновенно утратил и сообщил, что Tagaz Korea “является самостоятельным конструкторско-логистическим центром”.