Полный «стабилизец»

Комитет автопроизводителей АЕВ, подводя похоронные результаты продаж 10 месяцев, умело констатирует, что «стабилизец» уже наступил, «хотя и на много более низком уровне, нежели в прошлом году».
Комитет автопроизводителей АЕВ, подводя похоронные результаты продаж 10 месяцев, умело констатирует, что «стабилизец» уже наступил, «хотя и на много более низком уровне, нежели в прошлом году».

При этом вежливый Дэвид Томас, председатель Комитета автопроизводителей АЕВ, как и полагается, весьма воодушевлен правительственными усилиями и всячески их приветствует, особенно «инициативу правительства о введении утилизационной премии на российском автомобильном рынке». «Однако, — предостерегает г-н председатель Комитета автопроизводителей председателя правительства РФ, — очень важно для всей индустрии, чтобы программа распространялась на всех дилеров, вне зависимости от продаваемых марок».

Лидером наступившей стабильности в октябре стал бренд «Isuzu». Он украсил итоговую таблицу оглушительной прибавкой в 143%. Так динамично у нас давно никто на рынке не стабилизировался. Даже хочется как-то поздравить эту японскую компанию с выдающимся достижением и предложить ей устроить ускоренные курсы стабилизации для остальных неудачников. Но, увы, ничему полезному «Isuzu» страну не научит, поскольку ее выдающийся рост не достижение, а казус. В сентябре бренд продал 7 машин, а в октябре — уже 17, вот и рванули проценты в итоговой таблице, хотя все изменения свелись к тому, что в сентябре был повод рыдать, а теперь — лишь громко плакать.

Сопоставимая сказка у «Mini» — «стабилизец» ненамного хуже, чем у «Isuzu». Немецкие «англичане» приподнялись в продажах на 85%, что в абсолюте дало не совсем приличную цифру в 98 проданных за месяц автомобилей. Тут же красуется «Porsche», показавший за октябрь рост в 22%, продав 110 машин. Единственный молодец в этом стаде пижонов — KIA, у которой дела действительно по­шли в гору. Корейцы дали рост в 31%, а счет проданных машин у них идет на тысячи — 7030. Такой же умелый и достойный бренд — «Suzuki». Его снижение цен дало рост в 25%, который обернулся продажей весьма приличного количества авто­мобилей — 3276 штук. Весьма хороши абсолютные достижения «Audi». И хотя в процентах итог слаще (+14%), реально проданные 1372 автомобиля выглядят очень достойно.

Ну а остальные по-прежнему пишут некрологи и уже потихоньку начинают догадываться, что рынок России всего-навсего пришел к своему обычному состоянию (в котором пребывал десятилетиями, оставаясь на рубеже одного миллиона проданных за год автомобилей) и красочные три миллиона наступят очень нескоро.

Из недавних фаворитов хуже всех японской «Honda». У нее тяжкий минус — 86% (1305 проданных авто). Так же смертельно плохо стабилизировались «Opel» с –79% (1580) и «Mazda» с –75% (1426). «Toyota» удерживает позиции с показателем –71% (5085). Большой друг россиян собирательный бренд «Chevrolet» лишился дешевого Lanos и снизил продажи октября на 69% (7265). У «Mitsubishi» –62% и совсем мрачные перспективы, поскольку, из последних сил продав в октябре в России (главном для японцев рынке) 3607 автомобилей, он углубил могилу не только у нас в стране, но и в целом по миру. «Nissan», который с немалым изумлением узнал из русских газет о своем стремлении что-то там выпускать в Тольятти, свалился на отметку в –50% (4306).

Не так уж и плохо чувствуют себя два главных премиальных бренда. «Mercedes» тихо снизился на 21%, продав тем не менее весьма внушительные 1270 машин, а BMW аккуратно приспустил флаг до рубежа –15%, продав даже больше своего главного конкурента — 1404 автомобиля. Впечатляет позор премиального самозванца «Volvo». Компания продала 395 авто, обозначив падение в 75%. Не зря в своей рекламе шведская фирма откровенно признает: «Кроме Volvo в жизни есть много хорошего».
И в этом тихом стабилизирующем погружении на дно до сих пор находят своих покупателей великие и истинные американские фирмы. Их достижения так увлекательны, что прочувствовать их поможет обратная последовательность: сначала надо смаковать количество реализованных авто­мобилей, а уж потом вздрагивать от процентов. «Dodge» по всей России себе купили 15 человек (–92%), «Jeep» осилили 35 человек (–79%), «Chrysler» приобрели аж 39 человек и тем самым очень помогли марке, ведь такой коммерческий успех снизил продажи всего лишь на 39%. Кстати, наконец-то закончилось безумие вокруг еще одного истинного американца — «Hummer». Его продажи теперь заняли полагающееся место: 49 проданных машин и падение продаж 13%.

КСТАТИ СКАЗАТЬ…

В советские времена, когда мы еще не знали, насколько несостоятелен отечественный автопром, в стране исправно трудились семь автозаводов, два из которых населению не делали почти ничего полезного, а вот остальные потихоньку способствовали нашей автомобилизации.

ГАЗ тогда выпускал максимум 75 000 машин в год, которые не попадали в открытую продажу. Он как раз один из двух заводов, работавших мимо нашего интереса. Второй такой завод — УАЗ, он делал 30 000 автомобилей в год, на которые люди лишь облизывались. Зато АЗЛК гнал народу по 120 000 изделий в год, Иж поспевал за ним и делал по 100 000 машин, ЗАЗ выпускал по 80 000, ЛуАЗ выдавливал из себя 30 000, а сверху всех громоздился АвтоВАЗ, статистически перекрывая их всех, вместе взятых (выпускал ежегодно по 660 000 автомобилей и играл главную роль в автомобилизации Советского Союза). В сумме эти усилия давали в год 1 650 000 легковых машин, из которых народу в руки попадало 990 000 автомобилей. Другими словами, рынок страны ежегодно колебался в пределах одного миллиона автомобилей. При этом в государстве проживало почти в два раза больше народу, чем сегодня. По подсчетам специалистов, отложенный спрос упирался в отметку три миллиона машин.

Потом страна изменилась, народу поубавилось, заводов — тоже, зато пришли новые игроки, а у граждан появились деньги и свобода выбора. И мы наращивали свое потребление, пока в прошлом году не дотянулись до вожделенных трех миллионов. При убывшем населении мы все же смогли реализовать отложенный спрос поколений. Один раз за всю историю страны. Под этот рост наших возможностей в стране развернулись иностранцы, а дилеры выстроили магазины даже в сомнительных закоулках.

И вот теперь мы вернулись к своему обычному уровню потребления. Пена сошла, лишние деньги кончились, покупка машины опять стала уделом самых жаждущих. То есть получается, что никакого особо выдающегося краха автомобильный рынок страны не испытал. Он лишь стабилизировался на своих обычных показателях. Но об этом знаем только мы. Иностранцы, а также их дилеры об этом не знают или не хотят знать и ждут, верят и надеются, что дорожающий баррель сейчас все вернет на круги своя и продажи подскочат до желаемого уровня. Не будет этого. Некоторые эксперты считают, что в Европе автопродажи вернутся на докризисный уровень через семь лет. У нас дистанция между кризисами чуть больше и составляет десять лет, и три миллиона автомобилей в год мы вряд ли получим раньше 2018 года. Поэтому у нас все это время будет идти борьба не за рост продаж, а за долю рынка.

Каждый автопроизводитель постарается вытеснить конкурента и занять на процент-другой более масштабную позицию. То есть доля таких слабых игроков, как ГАЗ, УАЗ и АвтоВАЗ, будет сокращаться, а их места все старательней станут занимать иностранцы.