Корки с авторазборки

Вдыхать ароматы нетрезвого водителя, принимать из его рук заполненную до краев баночку и устанавливать в позу Ромберга — занятие непривлекательное даже для видавших виды врачей-наркологов. Но и вовсе противным оно становится тогда, когда испытывать водителя на трезвость наркологов выгоняют на дорогу — в передвижной пункт медицинского освидетельствования…
Вдыхать ароматы нетрезвого водителя, принимать из его рук заполненную до краев баночку и устанавливать в позу Ромберга — занятие непривлекательное даже для видавших виды врачей-наркологов. Но и вовсе противным оно становится тогда, когда испытывать водителя на трезвость наркологов выгоняют на дорогу — в передвижной пункт медицинского освидетельствования…

Количество врачей наркологической больницы №17, желающих покинуть теплый, уютный кабинет и посвятить себя освидетельствованию алкоголиков на дороге, где нет ни телевизора, ни городского телефона, ни чайного набора, а есть лишь пыль и сквозняк, не только не растет, а даже стремительно уменьшается.

А потому, чтобы не загубить правое дело, заместитель главного врача больницы товарищ Егоров намедни обратился к “братьям и сестрам” с письменным воззванием, которое, по замыслу автора, должно возбудить соратников бросить насиженные места в кабинетах и валом повалить на улицу.

“Для работы на передвижных пунктах врачам предоставляются комфортабельные кресла, — совершил попытку соблазнить подопечных товарищ Егоров, — в современных, и не очень, отечественных автомобилях, двенадцатичасовой график, бесплатные канцелярские принадлежности, гарантируется заботливое и чуткое отношение со стороны руководства. Имеется возможность для внутреннего совместительства. В перспективе возможен индивидуальный пошив сезонной одежды по моделям ведущих дизайнеров Москвы”.

И, видимо, особо не рассчитывая на ажиотаж, добавил на всякий случай: “Желающим сменить своего непосредственного руководителя, однообразную работу в одном и том же кабинете на работу в различных, каждый раз меняющихся районах столицы с прекрасными видами из окна передвижного пункта необходимо…”.
Случился ли массовый исход врачей под открытое небо — навстречу своему счастью, пока неясно.

Зато совершенно ясно: если однажды вам на дороге встретится не очень современный отечественный автомобиль, в салоне которого будет поскрипывать комфортабельное кресло-качалка с утопающим в нем врачом-наркологом в модном комбинезоне от Юдашкина, в порядке внутреннего совместительства приторговывающим из окошка шаурмой, с лицом, озаренным улыбкой по случаю чуткого к нему отношения и с любопытством двенадцатый час подряд разглядывающим… нет, не водителя, а прекрасные виды из окна, не надо признаваться, что у вас белая горячка.

Ибо это, к вашей радости, вовсе не галлюцинация.

Это — неотвратимая явь…

Схватка года: судья Губина против вологодской казны

Какое требование сотрудника милиции в целом и ГИБДД в частности можно считать законным и подлежащим безусловному выполнению, самым приключенческим образом — ценою собственной свободы — решил выяснить известный вологодский защитник всех угнетенных водителей Сергей Кушеев.

На своем автомобиле он подрулил однажды к зданию местной ГИБДД, в гости, — благо дело никакие дорожные знаки, запрещающие въезд рядового налогоплательщика к проедающим налоги придорожным милиционерам, не преградили ему путь. Однако приезду российского гражданина, а по совместительству — работодателя милиционеры не возрадовались. И “запрещающим знаком” выступил заместитель командира ОБ ДПС полковник Бобков. Со словами, весьма схожими по смыслу с литературным, куда ты “свинячьим рылом в калашный ряд?”, он указал Кушееву его “законное” место — за забором.

“Радушный” прием местного работодателя товарища Кушеева завершился принудительным доставлением его в местный околоток и составлением протокола о совершении нарушения — невыполнения “законного” требования сотрудника ГИБДД.

Местный судья — из мировых — товарищ Губина, оценив соотношение сил, уразумела, что занимать надо сторону сильного, отказала Кушееву в привлечении к делу защитника (!) и, назвав совершенное правонарушение дерзким, наотмашь влепила бедолаге трое суток ареста.

Из неволи арестант направил жалобу в Вологодский городской суд, после чего был немедленно — под конвоем — доставлен к федеральному судье Марковой. Рассматривая жалобу, судья, не связанная тесными узами с местными бобковыми, установила: требование сотрудника милиции может считаться законным лишь тогда, когда его выполнение возлагается на граждан не окриком милиционера, а нормативно-правовыми актами. Между тем ничто не запрещало Кушееву парковаться возле здания ГИБДД. Более того, целью законного требования должны быть, как заявила федеральный судья, охрана общественного порядка и общественной безопасности. А Кушеев между тем ни на то, ни на другое не посягал. Стало быть, требование милиционеров убраться было явно незаконным!

В действиях Кушеева, как установила судья Маркова, отсутствует состав правонарушения, а потому постановление мирового судьи Губиной (позор мировому…) отменила и арестанта выпустила на волю.

Теперь в планах Сергея Кушеева припарковаться возле квалификационной коллегии судей, чтобы предъявить законное требование — обратить пристальное внимание на мирового судью Губину.

А потом — и возле местной казны.

Надо ж ведь получить компенсацию за бесцельно прожитые в “обезьяннике” сутки…