Электрообман

Незавидно положение российского руководства при протокольных и безгалстучных мероприятиях с коллегами из других, более развитых стран. И то сказать: когда весь мир выход из глобального кризиса связывает не в последнюю очередь с поддержкой и развитием национальных автостроительных предприятий, Россия и в этом вопросе топчется на месте.

 Незавидно положение российского руководства при протокольных и безгалстучных мероприятиях с коллегами из других, более развитых стран. И то сказать: когда весь мир выход из глобального кризиса связывает не в последнюю очередь с поддержкой и развитием национальных автостроительных предприятий, Россия и в этом вопросе топчется на месте.  


Буксует программа субсидированного кредита на покупку транспортных средств. Висит на волоске и проект по утилизации автохлама с выплатой его владельцам субсидий на покупку новых “железных коней”. Многомиллионные госкредиты автозаводам растворяются на полпути к адресатам. В итоге российский авторынок показывает чуть ли не самое большое в мире падение.  

А тут и новая беда. Лидеры мирового автопрома (в первую очередь американского) обещают чуть ли не завтра пересадить моторизованных граждан из грязных и прожорливых бензино-дизельных монстров в чистенькие и экономичные электрокары. А в России, что называется, в этом смысле и конь не валялся. Стыдно.  

И вот спасать российский истеблишмент берется доморощенный большой бизнес. Владелец группы ОНЭКСИМ и по совместительству член президентской комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики Михаил Прохоров на голубом глазу заявляет намедни премьеру Путину, что в течение двух лет готов не только разработать, но и запустить в серию дешевый(!) российский(!) электромобиль(!).  

Тут надо заметить, что работы над подобным авто в последние десятилетия практически не ведутся. В СССР над проблемой бились лучшие умы и на “АвтоВАЗе”, и на АЗЛК, и в НАМИ. Существовали даже единичные экземпляры электрических “Нив” и “сорок первых” “Москвичей”, способных самостоятельно перемещаться между заводскими цехами, подзаряжаясь у каждого. Дальше дело не пошло. И по понятным перестроечным и постперестроечным причинам. И по здравому пониманию того, что это, в общем-то, тупиковая ветвь развития автомобильной промышленности. А применительно к России — особенно. Учитывая полное отсутствие в стране соответствующей инфраструктуры, колоссальные расстояния, сложнейшие погодные условия и в конце концов менталитет россиян, делающий рыночные перспективы электрокаров не то что нулевыми, а со знаком минус.  

Короче говоря, в этом вопросе мы отстали от остального мира беспощадно и навсегда. И энтузиазм олигарха тут не совсем понятен. Если, конечно, он не рассчитывает под электрическую сурдинку позаимствовать у бюджета кругленькую сумму (по некоторым оценкам, проект обойдется в… миллиард долларов!).  

Михаил Прохоров никогда не занимался автобизнесом ни в какой его разновидности. И заявляя на самом высоком уровне, что готов построить дешевую машину (по его словам, российское электрочудо на колесах будет стоить не более 8000 евро), наверное, не знает, что бюджетный автомобиль может быть бюджетным только при своей массовости. То есть ежегодный объем выпуска должен приближаться к отметке 500 000 экземпляров. В России, конечно, достаточно дураков, но найти такое количество и у нас трудновато.  

…Хотя на миллиард “зеленых” вполне можно построить с десяток электротележек, которые с честью представят российские достижения в этой области на сочинской Олимпиаде. Что, по сути, и обещал Прохоров Путину.