Мир отказался от пиаровых машин

С кризисом у мирового автопрома закончились деньги, энтузиазм и легенды. Японские автопроизводители еще совсем недавно перед выходом в свет очередной новинки, особенно в сегменте массовых и дешевых, старательно придумывали легенды про будущую машину.

С кризисом у мирового автопрома закончились деньги, энтузиазм и легенды. Японские автопроизводители еще совсем недавно перед выходом в свет очередной новинки, особенно в сегменте массовых и дешевых, старательно придумывали легенды про будущую машину. Задолго до ее появления собирали по миру журналистов и в несколько присестов зомбировали их только что придуманными на пустом месте сказками о будущих выдающихся чертах еще не появившегося авто.

Оглушительней всех в высасывании из пальца преуспел Nissan с моделью Qashqai. За девять месяцев до рождения машины французский офис фирмы запустил проект под названием “За сценой”, пригласив журналистов и открыв им свои закрома, попутно предложив поучаствовать в процессе создания будущей машины, а самое главное — в создании легенды о ее непревзойденных качествах. Журналисты радостно попробовали чужие тайны на вкус и цвет и к моменту появления новинки уже рассказали миру, что грядет невиданный и потрясающий во всех отношениях автомобиль. Что оказалось на самом деле — все и так знают. Столь же старательно поднимала продажи Mazda. Но тут все делали сами. Сами придумали сказку про три иероглифа, озарившие дизайнеров вдохновением, сами прокатили по миру главного самурая-живописца, рассказавшего журналистам о влиянии трех иероглифов на кинематику подвески, и сами поверили, что их наконец-то накрыл неподдельный зум-зум.  


Приличные европейцы в эти игры тоже поигрывают, но с меньшим напором. BMW, например, разок пробормотала что-то невнятное про первую серию, выполненную в спорной стилистике “провисшей бельевой веревки”, и попыталась объяснить странность дизайнерских решений преемственностью поколений и общими чертами с довоенными родстерами (BMW 328 образца 1937 года). Mercedes принялся оправдываться перед всем миром за свой Е-класс, тыча в нос его идеологическим предком 50-летней давности (Mercedes-Benz 180 (W120) Ponton 1953 года).  

Французы даже в этих играх ведут себя безалаберно. В биографии каждой из трех фирм непременно есть очаровательный “гадкий утенок”. Сделав очередную симпатичную машинку, французы в последний момент спохватываются, что отвязались уж слишком заметно, и впопыхах объявляют, что вот это и есть реинкарнация того самого “утенка”. А затем быстро все это забывают и спокойно живут до следующей премьеры.  

Но случился кризис. Новые машины появляться не перестали. А сказок уже никто не сочиняет. Теперь из ниоткуда начинается рекламная кампания, машины выставляются в дилерских центрах и все расходятся торговать.  

Например, в России начались продажи новой Mazda3. И вместо привлекательной легенды началась игра в цифры и невиданные скидки. Граждане сделали рывок на сайты, разочаровались и пошли дальше. Без сказки машина за такие деньги мало кому нужна.