Вилами по воде

Но раз уж настал очередной год, то все, кто зарабатывает, делает себе имя или просто развлекается в той или иной теме, уже начали пугать страну и себя умозаключениями, претендующими на прогноз.
Но раз уж настал очередной год, то все, кто зарабатывает, делает себе имя или просто развлекается в той или иной теме, уже начали пугать страну и себя умозаключениями, претендующими на прогноз.

Первым по поводу нашего близкого автомобильного будущего высказался Комитет автопроизводителей с рискованным для русского уха названием АЕВ. Его эксперты предположили рост рынка в пределах статистической погрешности, но на всякий случай сообщили, что такое положение вещей внушает оптимизм. В переводе на нормальный язык это означает, что АЕВ понятия не имеет, что будет в этом году, но сильно надеется, что хуже уже не станет.

Вслед за этой структурой выступила компания «PricewaterhouseСoopers». Но тут изначально считают не только новые машины, поэтому у этих специалистов стартовая точка отсчета получилась мрачней. АЕВ считает, что у нас рынок упал на 49%, а PwC дает цифру потерь в 56%. При этом и те и другие в итоге все равно называют один и тот же показатель прошедшего года — 1,4 млн. реализованных авто. А прогноз на 2010 год у PwC содержит такой уровень точности, как у гвардейского миномета «Катюша»: плюс-минус два слона, то есть допускает очень уж широкий коридор домыслов и предположений. В худшем случае, считают иноземные аудиторы, продажи упадут еще на 5%, в лучшем — поднимутся на 15%. Но в одном они действительно точны: в этом году рынок не восстановится.

Независимые эксперты, измеряющие наш рынок лишь здравым смыслом и собственным опытом, прогнозируют исключительно падение продаж еще примерно на 5%. Расти им и так некуда, богатые станут богаче, бедные — бедней, следовательно, массовый покупатель будет менее платеже­способен, а «Мерседесы» S-класса и «семерки» BMW погоду не сделают.

Не менее интересны и долгосрочные прогнозы. PwC тут тоже осторожничает и рассказывает о перспективах очень уклончиво. За точку отсчета берется количество автомобилей на душу населения и вежливо предполагается, что у нас достойный показатель в 400 машин на 1000 человек случится не раньше 2025 года. Хотя даже в принципе понять, сколько к тому времени останется в стране народу, невозможно.

Зато аналитическое агентство «Автостат» еще в начале кризиса спрогнозировало восстановление российского авторынка до уровня 2008 года лишь через 3–5 лет. Так, согласно оптимистическому сценарию, объем продаж новых автомобилей в 2,8 млн. единиц состоится к концу 2011 года. Пессимистический сценарий говорит о том, что параметры 2008 года будут достигнуты не ранее 2013–2014 года.

Ну а умница Карлос Гон считает, что раньше 2015 года продажи на уровень 2008-го не вернутся.

КСТАТИ СКАЗАТЬ...

Глава Минпромторга Виктор Христенко заявил, что «во второй половине 2010 года авторынок начнет восстанавливаться. Мы уверены, что легковой сегмент крепко станет на ноги уже к 2015 году... А к 2020 году устойчиво выйдем на 3,6 миллиона проданных машин». Кроме того, Христенко добавил, что «программа развития автопрома Российской Федерации до 2020 года будет представлена правительству 25 февраля».

Теперь по порядку.

Во-первых, программы развития автопрома еще нет, а ее показатели уже есть. Мы еще не знаем, как будем работать, но уже знаем, что все будет хорошо. Интересно, а красные флажки передовика соцсоревнования выдавать будут? А то без них картина кажется немного незаконченной…

Во-вторых, планировать на десятилетия в нашей стране увлекательно, но бессмысленно. Правда, чем дальше запланирована финальная дата, тем меньше шанс нести ответственность. И 2020 год для гадания на кофейной гуще вполне подходит, но все же безопасней было бы нарисовать красочную картинку автомобильного благоденствия год эдак на 2030-й, а еще лучше — на 2050-й. Кстати, в 2020 году самому Христенко будет 63 года. Но если он планирует досидеть в кресле до той поры, то в любом случае уж за десять лет придумает, как объясниться, если что-то пойдет не так.

В-третьих, и это самое главное, с тех пор как Россия стала интегрирована в общемировую экономику, кризисы у нас случаются наравне с остальными странами как по графику — раз в десять лет. Сначала нас всех тряхнуло в 1998-м, потом наравне с другими накрыло в 2008-м, посему есть достаточные основания полагать, что следующий кризис случится у всех (и у нас в том числе) в 2018-м. Значит, наивысшей точки насыщения наш автомобильный рынок достигнет либо в год кризиса, либо прямо перед ним, и вожделенные 3,6 миллиона автомобилей у нас случатся не в 2020 году, а не позже 2018-го. А в 2020-м мы будем сидеть у разбитого корыта и приходить в себя после падения. Поскольку динамика возврата к прежним достижениям на втором году после кризиса достигает лишь уровня четырех- или пятилетней давности, то в 2020 году наш автомобильный рынок будет находиться, если очень сильно повезет, на отметке 2015–2016 года, и речь ни в коем случае не будет идти о трех с половиной миллионах автомобилей. Кстати, Христенко как раз обозначил 2015 год началом уверенного стояния нашего автопрома на ногах, что совпадает с прогнозом Карлоса Гона.

Ну а подробный анализ ситуации, начало очередного кризиса, его причины, период выхода и результаты можно поискать не в докладах Христенко, а у Маркса. Книжка называется «Капитал».