Дорожные сказки

Доведется какому русскому богатырю или красной девице отправиться в долгий путь на металлическом коне, в самый раз будет бросить перед собой клубок, который проведет к заветной цели дороженькой, далекой от северных земель.

Доведется какому русскому богатырю или красной девице отправиться в долгий путь на металлическом коне, в самый раз будет бросить перед собой клубок, который проведет к заветной цели дороженькой, далекой от северных земель. Или глаза разуть пошире, ведь именно здесь — перед северной окраиной стольного града Московия — у дороги стоит призрак-камень, на котором когтистой лапой местных соловьев-разбойников нацарапано: “Прямо пойдешь — коня потеряешь...”

Если есть право, то можно и налево…


Первой жертвой разбойников, потерявшей своего коня педального на одной из улиц Северного округа Москвы, стала красна девица Анна Д. Оседлав ничем не приметную “Ладу”, в один из февральских дней она нарвалась на засаду в лице инспектора ДПС Федюнина:  


— Вы, Анна Юрьевна, почем зря взяли вожжи в руки, — изучив документы Анны, констатировал инспектор. — Доверенность у вас на право управления автомобилем его собственником не подписана! Стало быть, от управления я вас должен отстранить, а машинку отправить в стойло…  

— Ой, — всплеснула ручками Анна Юрьевна. — Но у меня в машине сидит мой приятель с правильной доверенностью. Может быть, он как-нибудь спасет мое незавидное положение?  

Приятель по имени Иванушка (отнюдь не дурачок!) порадовал инспектора Федюнина сразу двумя важными обстоятельствами — наличием доверенности в простой письменной форме на право управления, оформленной как положено, и не слишком трезвым состоянием.  

Первое обстоятельство, по мнению инспектора Федюнина, помогло бы избежать направления машины на спецстоянку, ибо управление можно было бы передать Ивану, а второе как раз этому и препятствовало.  

— Как ни крути, — подытожил инспектор Федюнин, — спецстоянки вам не избежать.  

Иван и Анна, будучи выселенными из автомобиля, долго махали ему платочками и смотрели вслед, когда тот на спине эвакуатора медленно растворялся в ночных сумерках.  

Рано утром, когда гаишники дали добро на возвращение “Лады” со спецстоянки, выяснилось, что за удовольствие надо платить: некая фирмочка “Автопрофиль” отказалась выдавать автомобиль до оплаты его перемещения на стоянку и хранения. И от безысходности почти три с половиной тысячи рублей перекочевали в ее кассу, после чего из кассового аппарата вылез чек с ехидной надписью “Добро пожаловать!”.  

Неделей спустя Анну вызвали в ГАИ — держать ответ за содеянное. Рассмотрения дела не случилось: едва она переступила порог милицейского кабинета, ей всучили бланк квитанции, посоветовали вписать в него свою фамилию, сумму штрафа в 100 рублей и поскорее оплатить.  

А три дня спустя вдруг выяснилось, что дело вовсе не рассматривалось и постановление о штрафе даже не выносилось…

“Не виноватая я! Он сам…”

Ни в сказке сказать, ни пером описать, что Анна Д. в ту злополучную ночь не совершила ровным счетом ничего, за что ее следовало бы привлекать к ответственности, а “Ладу” направлять на спецстоянку!  

Да, вне всяких сомнений — отсутствие подписи в доверенности превращает сей “документ” в клочок бесполезной бумаги. Однако если рядом с Анной находился собственник автомобиля или иное лицо, на законном основании (даже по доверенности в простой письменной форме!) владевшее транспортным средством, ей доверенность не требовалась и вовсе.  

Ведь пункт 2.1.1 Правил дорожного движения прямо указывает: водитель обязан иметь при себе и передавать по требованию сотрудников милиции, в частности, документ, подтверждающий право владения, или пользования, или распоряжения данным транспортным средством в отсутствие его владельца. Иными словами: присутствие в автомобиле его законного владельца (даже не собственника!) освобождает водителя, управляющего этим транспортным средством, от необходимости иметь доверенность, а владельца — от необходимости ее выдавать. На первый взгляд кажется парадоксальным, но это — юридический факт: даже если собственник автомобиля выдал доверенность без права передоверия, то всякий получивший ее в своем присутствии может посадить за руль любого, у кого есть право управления. И передоверием это являться не будет, ведь обязательное условие передоверия — выдача Иваном Ивановичем доверенности Петру Петровичу на основании доверенности, полученной от Пелагеи Макаровны.  

В нашем же случае наличие доверенности у Анны не было необходимым условием пользования автомобилем, ибо законный владелец автомобиля Иван находился рядом!  

Верховный суд РФ в Обзоре судебной практики за четвертый квартал 2005 года по этому поводу недвусмысленно заявил: “Лицо, управляющее автомобилем без письменной доверенности (…), но в присутствии его собственника или иного законного владельца, использует транспортное средство на законном основании”.  

А вот у инспектора ДПС Федюнина не было законного основания обвинять Анну в совершении правонарушения — управлении транспортным средством без доверенности, отстранять ее от управления и помещать “Ладу” на спецстоянку. На ту самую стоянку, которая вопреки требованиям статьи 27.13 КоАП РФ, предусматривающей, что “плата за перемещение транспортного средства, за первые сутки его хранения на специализированной стоянке и за блокировку не взимается”, мошенническим способом завладела тремя с половиной тысячами рублей…

Украинские права без сала недействительны

Добрый молодец, вернее — гарный хлопчик Денис В., заруливший с Украины в Россию, пренебрег советами бывалых и тоже подался на северную окраину Москвы. Маленькое дорожно-транспортное происшествие, случившееся у него здесь, обернулось для него большими неприятностями…  

Инспектор ДПС ГИБДД Северного округа Москвы прапорщик Белоусов, прежде чем оформить аварию, повертел перед носом водительским удостоверением Дениса и со знанием дела заключил:  

— Хм… Недействительно!  

Признать удостоверение липовым прапорщика Белоусова сподвигла единственная мысль: к удостоверению, выданному на Украине, не прилагался перевод на русский язык. Стало быть, по разумению прапорщика, это был вообще не пойми что за документ. Прапорщик Белоусов оказался не силен не только в украинском языке, но и в русском: надпись на пластиковой карточке “водительское удостоверение”, сделанная еще и на чистом русском языке, тоже не раскрыла ему тайну документа.
И прапорщик подытожил:  

— Нет у тебя, парень, права управлять транспортными средствами, потому как из твоей липовой бумажки, не переведенной на нашенский язык, ничего не понять…
Из непонятной бумажки прапорщик Белоусов (оказавшийся, впрочем, весьма одаренным и не нуждающимся в переводчике инспектором) вскоре выудил все необходимые данные и даже без ошибки внес их в протокол. В нем он написал, что ему было предъявлено именно водительское удостоверение, без перевода на русский прочитал и переписал его номер, а также дату рождения, место проживания Дениса и прочие непонятные сведения. Но главное — без переводчика удивительно правильно извлек из удостоверения фамилию, имя и даже отчество Дениса!  

Тем не менее полиглот Белоусов со словами “без перевода это не права!” отстранил Дениса от управления и вручил ему протокол о нарушении ПДД — управлении автомобилем лицом, не имеющим права управления. Перемещения машины на спецстоянку, принадлежащую ООО “Автопрофиль”, путем долгих переговоров, к счастью Дениса, удалось избежать…  

А две недели спустя по делу Дениса в ГАИ Северного округа Москвы вынесли постановление: признать виновным и “приговорить” к штрафу в размере 2500 рублей.
Жалоба, поданная Денисом на действия инспектора, обернулась невразумительным, бессмысленным ответом за подписью командира батальона ДПС подполковника милиции Милюченкова, из которого понятно было только одно: прапорщик прав…

Кому закон не по-русски писан

Жаль разочаровывать милиционеров, но придется.  

Право на законном основании управлять в России транспортным средством гражданину Украины (и не только Украины) предоставляет в первую очередь Венская конвенция “О дорожном движении” 1968 года. Главное условие, при котором всякое национальное удостоверение признается любой из договорившихся сторон, — это соответствие водительского удостоверения нехитрым требованиям: оно должно быть изготовлено из пластика или бумаги, иметь предпочтительно розовый цвет, надпись “водительское удостоверение”, содержать имя, фамилию и отчество владельца, дату рождения и выдачи удостоверения. И, разумеется, портрет. При этом все записи, вносимые в удостоверение, должны выполняться или дублироваться буквами латинского алфавита.  

Об этом же гласит и замученный поправками Административный регламент, утвержденный приказом МВД №185: заверенный в установленном порядке перевод на русский язык должны иметь лишь иностранные национальные водительские удостоверения, не соответствующие требованиям конвенции.  

О том же каждому белоусову говорит и постановление правительства №1396 “О порядке сдачи квалификационных экзаменов…” и приказ МВД №782, изданный в порядке реализации постановления кабинета министров.  

Уж кто только не говорит! Правда, без переводчика.  

Даже беглый взгляд на водительское удостоверение Дениса В. позволяет сделать неутешительный для белоусовых вывод: оно отвечает требованиям конвенции и перевода не требует.  

Хотя бы еще и в связи с тем, что дружественная Украина тоже ратифицировала Венскую конвенцию и потому иных водительских удостоверений своим гражданам и не выдает…

P.S. Редакция газеты “Московский комсомолец” просит ДОБДД МВД РФ провести проверку по указанным фактам, прокуратуру города Москвы — возбудить в отношении сотрудников ГИБДД Северного округа Москвы Федюнина и Белоусова дело по статье 12.35 КоАП РФ за незаконное ограничение прав на управление транспортным средством и его эксплуатацию, а Следственный комитет при Прокуратуре г. Москвы — возбудить уголовное дело в отношении руководства стоянки ООО “Автопрофиль” по статье 159 УК РФ “Мошенничество”.