Приносим ГИБДД свои изменения

Уже с полгода идущая реформа МВД пока буксует и на “земле”, и во властных коридорах. Но самое интересное, что пока ни один реформатор не захотел подступиться к ГИБДД. Нет, никто не сомневается в коррумпированности, некомпетентности и бесполезности российской дорожной полиции. Но реформировать этого монстра? Возможно ли это?

Уже с полгода идущая реформа МВД пока буксует и на “земле”, и во властных коридорах. Но самое интересное, что пока ни один реформатор не захотел подступиться к почти всеобщей головной боли россиян — ГИБДД. Нет, никто не сомневается в коррумпированности, некомпетентности и бесполезности российской дорожной полиции. Но реформировать этого монстра? Возможно ли это? Или правы были грузины и украинцы, просто распустившие свои ГАИ и уже на пустом месте заново создавшие свои дорожные полиции.

Так, выступавший недавно в Госдуме глава ДОБДД генерал Кирьянов с гордостью сообщил, что сумел за почти семь лет своего правления сократить число погибших на дорогах с 34 500 до 26 000 человек. Правда, не совсем понятно — как. Скорее всего тонкой игрой с цифрами, возможной благодаря разным статистическим подходам медиков, гаишников и страховщиков к учету пострадавших в авариях. Потому как взрывной рост российского автопарка последних лет, поделенный на старую, неразвитую и плохо ремонтируемую дорожную сеть, объективно должен был привести к росту ДТП, в том числе и со смертельным исходом, но никак не к снижению.

Не спрятаться, не скрыться


И тем не менее без ГАИ, умеющей мастерски блефовать при четырех тузах на мизере, нам не обойтись. И никакие полицейские новообразования инспектора на дороге (но только инспектора и только на дороге, но об этом — ниже) не заменят. Ни один новоиспеченный российский шериф со товарищи не справится с отечественными шумахерами. Так что от службы ОРУД—ГАИ—ГИБДД в обозримом будущем никуда не деться. И тут сложно не согласиться с г-ном Кирьяновым в том, что госавтоинспекция в настоящее время является единственным в стране органом, чья деятельность направлена на обеспечение безопасности движения. И добавляет дальше очень важную вещь: “Примечательно, что ни у одного из всех сорока федеральных органов исполнительной власти, призванных участвовать в этой работе, в положениях о деятельности практически нет пунктов, где содержались бы конкретные задачи в области безопасности дорожного движения”. Другими словами, если стотысячную армию бездельников со свистками реформировать в небольшой и компактный летучий отряд, не обремененный многочисленными избыточными функциями и правами, наши дороги станут действительно безопасней. А если профильные структуры возьмут на себя непрофильную для ГАИ работу, то мы довольно быстро перестанем терять на дорогах население небольшого города ежегодно. Причем в реформе ГИБДД поле для маневра — почище Бородинского. И есть что резать.

Рыба гниет с головы


Начать можно с головы. Вспомним, что представлял собой нынешний департамент обеспечения безопасности дорожного движения в эпоху застоя, когда и брали меньше, и служили лучше. Небольшое управление в структуре Главного управления охраны общественного порядка. Ну и преобразуйте департамент в управление, сэкономив значительное число чиновничьих должностей, включая генеральские.  


Дальше — еще веселее. Ни в одном департаменте МВД нет своего научно-исследовательского центра, а имеются профильные отделы в НИИ МВД. И только ДОБДД располагает гигантским НИЦ с генеральскими и полковничьими должностями. Огромный штат перекладывает бумажки с места на место, ездит по заграничным командировкам (за наш, налогоплательщиков, счет), где с надутыми щеками рассуждает о новом мировом устройстве безопасности дорожного движения. А на выходе — одни репрессии против водителей. Последние же предложения, родившиеся в недрах этого ведомства (запрет на использование сначала “американских” поворотников, а затем и “ксенона”; отмененная в итоге реформа автошкол, по которой каждая из них должна располагать собственным автодромом; странная трактовка необычайно взяткоемкого понятия “объезд препятствия”; не проработанная и лишенная необходимости грядущая замена водительских удостоверений на новые, со множеством подкатегорий и т.д и т.п.), и вовсе похожи на бред сивой кобылы в лунную майскую ночь. Так не стоит ли превратить эту никчемную с точки зрения безопасности дорожного движения махину в небольшой отдел в структуре НИИ МВД? А еще лучше — передать разработку тех или иных нормативов, касающихся безопасности дорожного движения, в гражданские НИИ. Там благодаря отсутствию шор в виде милицейских погон к проблеме отнесутся куда рациональнее, учтя наконец и интересы простых водителей, а не только тех, что с жезлом в руках и удостоверением в кармане. Да и зарплата у нищих ученых, инженеров, доцентов с кандидатами несколько вырастет.

Страсти по “лобовичку”

Еще большую экономию принесет полная ликвидация такого гаишного подразделения, как технадзор. На днях коллега на свежекупленой в салоне иномарке не смог с первой попытки пройти техосмотр — ему предложили “подрегулировать тормоза”. Надо ли говорить, что специалисты фирменного техцентра не нашли, как ни пытались, что регулировать у заморского чуда с нулевым пробегом. А новоиспеченный автовладелец легко и непринужденно купил талон техосмотра за 4000 рублей и поклялся, положа правую руку на ПДД, что никогда в жизни не будет проходить процедуру гостехосмотра официально. Так пусть талонами техосмотра “торгуют” уполномоченные на то автосалоны, как это принято во всем цивилизованном мире.

Авария — друг мента

Весомое сокращение службы даст и полное упразднение стационарных постов ДПС (вопрос об этом муссируется уже более пятнадцати лет). Да, в общем, и вся дорожно-патрульная служба вполне может претерпеть некоторые изменения. Ведь в нынешнем виде — это просто хорошо отлаженная машина по заколачиванию длинного рубля. Не более. Возьмем, к примеру, оформление аварий. Ну, казалось бы, на чем тут можно сделать деньги? Но дело в том, что нынешние Правила дорожного движения позволяют в некоторых случаях делать виновной любую сторону. Скажем, наехал водитель на пешехода на зебре. Виновен вроде бы шофер, в обязанности которого входит уступать двуногим дорогу. Но стоит только “рулевому” позолотить инспектору ручку, как крайним становится “безлошадный” участник дорожного движения, который, если верить все тем же ПДД, мог воспользоваться правом переть по зебре с закрытыми глазами только после того, как убедился, что ему уступают дорогу. Тут можно вспомнить давнишнюю аварию с участием нынешнего главного постового страны. Перевозя начальственное тело, водитель сбил женщину. Сначала вроде бы на пешеходном переходе. Но к концу разбирательства… Впрочем, и разбирательства как такового не было — дело просто замяли.  

Или другой источник левого дохода бравых гайцов — справки о ДТП. Нет у гаишников с собой проштампованных справок об аварии, а потому водитель должен ждать две-три недели (во всяком случае, в Москве), а затем отсидеть еще три часа в очереди, чтобы его величество инспектор так называемой группы разбора соизволил шлепнуть на его бумажке заветную печать, без которой в страховую компанию бедолага не ходок. Но если в момент оформления ДТП засветить тысячерублевую купюру и бросить фразу, типа, я такой крутой и занятой, что ждать не могу и ездить по группам разбора не хочу, то каким-то чудом в портупее инспектора случайно оказывается последний бланк справки о ДТП с печатью. А коли он его запорет (ну, там, фамилию неверно укажет или напортачит с перечнем повреждений), то обязательно найдется еще один бланк с печатью. На этот раз самый распоследний. Нетрудно посчитать доход: в сутки в одной только Москве происходит более 1500 мелких аварий. Пусть за справки с печатью платят не все, а только половина водителей, в любом случае набегает приличная сумма — полмиллиона рублей. И это только за день. Ну а о том, как из правого в момент аварии ты превращаешься в виноватого к концу ее оформления, и говорить не приходится. Дело, как говорится, техники и кошелька.  

Неужто нельзя отлучить инспекторов ГАИ от этой кормушки, а процесс оформления аварий отдать аварийным комиссарам от страховых компаний? Европейцы, во всяком случае, не жалуются на отсутствие представителей дорожной полиции при оформлении дорожных происшествий.

Потоки разведу руками

За полной несостоятельностью стоит списать в архив и службу организации дорожного движения. Ее сотрудники занимаются всем чем угодно, кроме улучшения пропускной способности и повышения безопасности улиц. Ведь если бы эти “организаторы” реально занимались своей работой, не висели бы на столбах сомнительные дорожные знаки, позволяющие коллегам из ДПС стричь с водителей купюры; не появлялись бы ресторанчики и торговые центры там, где следовало сделать полосу разгона или расширить проезжую часть; не ставились бы эксперименты по превращению широких участков проезжей части, где отродясь не возникало пробок, в улицы с односторонним движением. Так что организаторов движения в форме при правильной постановке дела легко заменят логистические центры, созданные местными властями и Минтрансом.

Будет сидеть!

Не нужны ГАИ и контрольно-профилактические отделы — их вполне могут заменить особисты с Лубянки, подчиняющиеся исключительно своему начальству (коррупция в ведомстве настолько резко сойдет на нет, что мы сами удивимся). Обратите внимание, астраханских “оборотней” в количестве аж 19 голов зараз задержали не сотрудники карманных гаишных КПО и не парни из милицейской службы безопасности, а именно бойцы ФСБ. Кстати, эту историю все федеральные телеканалы преподносили как сенсацию, сродни первому полету человека в космос. На самом же деле инцидент настолько ничтожен и трагически повсеместен, что о нем можно было вскользь упомянуть между курсом валют и прогнозом погоды. А генералу Кирьянову не называть случившееся “позором для ГИБДД и милиции в целом” и не уповать на то, что теперь следственные органы дадут оценку действиям этих сотрудников и всем, кто участвовал в этих преступлениях, чтобы другим было неповадно, а наконец-то признать произошедшее явлением повсеместным и характерным для вверенной ему службы. С которым справиться могут только спецслужбы. При политической воле, конечно. Нет, не генерала…

Танцы на тонком льду

В итоге с плеч ГАИ свалился бы балласт в 40 000—50 000 погрязших в коррупции сотрудников. Оставшиеся же с удвоенной, а то и утроенной зарплатой (и скорее всего усердием) занимались бы жестким патрулированием наших дорог, улиц и магистралей. И своим зримым, постоянным и вездесущим присутствием на корню пресекали бы даже тайное шоферское желание выехать на встречную; проскочить на красный; до упора втопить педаль газа; развернуться через сплошную; не пропустить пешехода… И тут уж единственным критерием оценки их деятельности станет количество ДТП на патрулируемом участке. Снижения которых, собственно говоря, — единственное, чего мы ждем от ГАИ.  

Есть, правда, одно “но”. Начальник ДОБДД, ловко манипулируя цифрами снижения аварийности и смертности на дорогах, сегодня в большом фаворе у первых лиц государства. А с помпой проведенное им в конце прошлого года международное совещание на тему дорожной безопасности (на российские реалии не повлиявшее никоим образом) еще больше расположило к генералу наш дуумвират, падкий на мишуру заграничных улыбок, рукопожатий, признаний. Да и явно авансом выданные офицеру Кирьянову в прошлом году генерал-полковничьи эполеты (ни один начальник этого ведомства не поднимался выше генерал-лейтенантских погон) наводят на размышления. И все вместе это значит, что насквозь погрязшее в коррупции ведомство наверняка избежит даже самой плохонькой реформочки. А мы с вами по-прежнему будем стоять в пробках, давать на лапу, гибнуть и получать увечья.