Бремя ГАИ

Президент России, вдумчиво постигающий перспективу всегда недостроенной трассы «Амур» (от Читы до Хабаровска), призывает зарабатывать на транзите, надеясь, что мы станем связующим звеном между экономикой Китая и Европы и по нашей дороге потекут товары, принося в казну доход от пошлин.

А пока трассы «Амур» нет, все равно надо бы, по мнению власти, развивать внутренние перевозки. А еще у нас обнаружился внутренний туризм, народу вновь интересна своя страна, и власть уже начинает радоваться этому явлению, поскольку массовые путешествия опять-таки оживляют экономику. В общем, складывается вполне американская картинка успеха, когда автомобиль стал локомотивом экономики, неизбежно привезя цивилизацию в дальние углы, подтолкнув развитие инфраструктуры и дав местному населению доход и перспективу.  


Конечно, «в действительности все выглядит иначе, чем на самом деле», но народ и вправду норовит ездить по стране — кто по работе, кто на отдых, и автомобиль все же кормит регионы. Но есть одно непреодолимое препятствие. Нет, не отсутствие дорог. И не кризис, из-за которого упали грузоперевозки. И не плохой бензин. Главным препятствием для нашей езды по своей стране стала ГАИ.  

Придорожная милиция вышла из-под контроля государства (и тем более общества), перестав на дороге работать, стала с нее кормиться, пока еще не парализовав, но чрезвычайно сильно затормозив перемещение грузов, товаров, людей и денежных потоков.  

Судя по всему, негласная задача ГАИ — придумать, за что бы у водителя отобрать деньги. Обычно под угрозой изъятия водительского удостоверения. Для этого ГАИ, открыто наплевав на законы, устраивает на дороге провокации, идет на совершение преступлений и дает понять, что проще заплатить ей дань, чем надеяться на справедливость.  

И когда в отчетах независимых экспертов появляются пугающие цифры потерь нашей экономики из-за коррупции (от $20 до $70 млрд. в год), часть этих самых потерь — «заслуга» ГАИ.  

Сегодня водитель, выезжая в дальнюю дорогу, заранее знает, что вернется с «времянкой» вместо «прав». Поэтому все чаще ему никуда не хочется ехать и он отказывается от поездки вовсе. И если речь идет об отдыхе, значит, деньги, запланированные к трате в глубинке (где-нибудь на Байкале), попадают не в русскую провинцию, а в Турцию и Египет. А если речь идет о грузах, то часть из них отправляется по железной дороге, часть не отправляется вовсе, а часть дорожает на сумму взяток милиции. Транспортные компании и дальнобойщики добавляют на каждый рейс несколько тысяч рублей из расчета произвола ГАИ, увеличивая конечную стоимость товара.  

Как отмечают специалисты, картина резко обострилась за последние три года. Милиция обнаглела настолько, что по стране стало просто небезопасно ездить.  

Но, вполне возможно, так и задумано. Ведь перед ГАИ не стоит задача помогать экономике. Зато у нее есть Федеральная целевая программа «Повышение безопасности дорожного движения». Согласно ей к 2012 году смертность в ДТП должна снизиться в полтора раза по сравнению с 2004 годом (тогда погибли 34 506 человек). А для этого надо либо много и трудно работать, либо сделать ситуацию такой, чтобы по дорогам никто не ездил.

КСТАТИ СКАЗАТЬ...

По приблизительным подсчетам ученых Гарвардского университета, коррупция увеличивает стоимость товаров и услуг на 5–15%. Потери от коррупции в сфере государственных заказов и закупок составляют примерно 30% от всех бюджетных затрат по этим статьям. По оценкам российских правоохранительных органов, криминальные структуры в отдельных отраслях промышленности (нефть, газ, редкие металлы) тратят до 50% прибыли на подкуп должностных лиц. По самым скромным подсчетам, суммарные потери от коррупции в нашей стране составляют не менее 20 млрд. долларов в год (существуют оценки, по которым потери от коррупции составляют около 70 млрд. долларов в год).