Напрасные хлопоты

Вот в космос полететь — это запросто. Возвести Днепрогэс, БАМ, Магнитку — раз плюнуть, но как дело касается дороги, тут все — тупик. Не можем. У нас всегда тяжелый грунт, скальная порода вперемежку с вечной мерзлотой, никакой инфраструктуры вокруг, неоткуда добыть стройматериалы и чуть что, сразу ударяют морозы.

Вот в космос полететь — это запросто. Возвести Днепрогэс, БАМ, Магнитку — раз плюнуть, но как дело касается дороги, тут все — тупик. Не можем. У нас всегда тяжелый грунт, скальная порода вперемежку с вечной мерзлотой, никакой инфраструктуры вокруг, неоткуда добыть стройматериалы и чуть что, сразу ударяют морозы.

К тому же у нас некому строить дороги. Росавтодор, про который мы думаем, будто это его обязанность, на самом деле «осуществляет функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере автомобильного транспорта и дорожного хозяйства».  


Зато денег на дороги у нас в избытке. Их и раньше находили, а теперь и подавно станет некуда девать, поскольку министр экономразвития РФ Эльвира Набиуллина решила до кучи возродить дорожный фонд. «По сути дела, у нас будет несколько источников финансирования развития дорожной инфраструктуры — это и федеральные целевые программы, и по принятым проектам, это дорожный фонд», — сказала министр.  

Получается, что построить дороги мы не можем при наличии любых денег. Ведь из 20 общегосударственных проектов сегодня основная часть как раз сосредоточена в дорожной сфере, а результата по-прежнему нет.  

Трассу «Амур» мы уже несколько раз торжественно открывали, но за 40 лет так и не построили. От Читы до Хабаровска асфальта по-прежнему нет. Зато когда понадобилось, нефтепровод в Китай в этих же самых местах мы протянули за пару лет.  

То есть когда надо, нам нет преград. Мы сквозь тайгу пройдем, сквозь скалы прорубимся, реки форсируем, найдем технику, стройматериалы, силы и достигнем цели. Но мы не в состоянии доделать трассу «Амур», зато начинаем формировать дорожный фонд.  

Тут же в параллель выстраивается ситуация с пенсионерами, особенно в глубинке. Жить им не на что. Получаемые деньги — позор нации. При этом даже в любом захолустном населенном пункте самый шикарный особняк принадлежит именно Пенсионному фонду. Затеваемый министром фонд ждет такая же судьба? В том, что дорожный фонд в стране возродится, уверенность есть. А что будут дороги — никакой. Тем более что г-жа Набиуллина оставляет нынешний порочный принцип экономии. Объясняя затею с фондом, она заявила, что «одна из задач — побудить подрядчика строить… дешевле». Как раз из-за требования строить дешевле у нас дороги живут полгода, после чего по 10–15 лет ремонтируются.  

Зато деньги на этот ремонт в изобилии пойдут из нового дорожного фонда.