С прицелом на прицеп

Редкий дальнобойщик, крутивший «баранку» в лихие 90-е, не становился жертвой бандитов с большой дороги. Предметом интереса гангстеров, как правило, был груз, перевозимый в прицепе или полуприцепе.

Редкий дальнобойщик, крутивший «баранку» в лихие 90-е, не становился жертвой бандитов с большой дороги. Предметом интереса гангстеров, как правило, был груз, перевозимый в прицепе или полуприцепе. На первых порах грабители обчищали водил ночами: пока рулевые дрыхли в кабинах без задних ног (и в этом им часто помогали воры, перед кражей вливавшие через приоткрытое окно в салон грузовика усыпляющие эфиры), криминалитет быстренько разгружал фуры.  


Когда водилы «прочухали» о таком способе отъема груза, останавливаться на безлюдных обочинах и сомнительных стоянках перестали. Ответный ход ворья долго себя ждать не заставил: бандиты стали одеваться в форму сотрудников ГИБДД и тормозить фуры со всеми вытекающими криминальными последствиями.  


Спустя несколько лет дальнобойщики, запуганные «соловь­ями-разбойниками», перестали вовсе реагировать на жезл, поднятый вне стационарного поста ДПС. И тогда охотники за чужим добром пошли ради наживы совсем уж на отчаянные меры: прыгали с эстакад на проезжа­ющие под ними фуры, разрезали тенты, проникали внутрь и выбрасывали коробки с ценным содержимым на обочину. Следом за фурой ехали сообщники «акробата», собиравшие награб­ленное. В 2004 году одну из таких банд разоблачили: на МКАД воришка маленько не подрассчитал траекторию, спрыгнул с моста на фуру, но приземлился на самый край. В итоге налетчик свалился с трехметрового полуприцепа на асфальт и угодил под колеса легковушки. Несмотря на то что у вора имелась «уважительная причина» не давать показаний (от полученных травм он скончался до приезда «неотложки»), по отпечаткам пальцев опера установили и его личность, и личности тех, кто мог иметь отношение к этому происшествию.  


В 2007 году под Нижним Новгородом милиционеры задержали других «циркачей», которые на «Жигулях» четвертой модели вплотную подъезжали к фурам, по капоту «четверки» перебирались на грузовик, срывали замки и выкидывали груз, после чего собирали добытое с обочины.  


Как видно из этого небольшого экскурса, грабежи дальнобойщиков с каждым годом становились все более сложным и опасным промыслом. И если в 1993–1995 годах в стране фиксировалось до 10 000 налетов на большегрузы в год, то нынче эта цифра более чем скромна — 2000–3000 нападений.  


Но если применить закон сообщающихся сосудов к грабежам фур, то возникает резонный вопрос: если где-то убыло — значит, где-то прибыло?.. И это действительно так. По мере того как снижается количество нападений на водителей-дальнобойщиков, увеличивается число налетов на легковые авто с прицепами. К примеру, намедни на границе Московской и Ярославской областей двое любителей помесить грязь на квадроциклах остались без своих мотовездеходов, стоявших на прицепах. Произошло все на заправке, где друзья пили кофе со сладостями. Припарковав машины с прицепами на стоянке АЗС, они прошли в кафетерий, где провели от силы минут десять. Когда же парни подошли к своим авто — ахнули. Прицепы вместе с дорогой техникой исчезли. К слову сказать, в одном прицепе был квадроцикл Polaris стоимостью около 400 000 руб­лей, в другом — BRP, «весящий» в денежном эквиваленте почти под 700 000 рублей. И несмотря на то что в дорогой мотовездеход был «вшит» GSM-жучок, позволяющий владельцу определить местонахождение техники в любой момент, обнаружить ни похищенные мотовездеходы, ни сами прицепы пока не удалось.  


Неделей ранее по такой же схеме на заправке в Смоленске был ограблен житель Москвы, перевозивший на дачу на своем прицепе новый кожаный диван стоимостью 260 000 рублей.  


Как отмечают милиционеры, во всех случаях воры покушались на открытые прицепы, то есть не имеющие каркаса и тента. Очевидно, жулики в потоке машин выбирали себе жертв и «вели» их до тех пор, пока те не оставляли свое имущество без присмотра.