Царапина длиной в пятнадцать суток

Кто бы мог подумать, что маленькая, едва заметная царапина на бампере автомобиля в считаные дни станет предметом большого разбирательства, а маленькая камера для задержанных покажется большой бедой…

Вот и встретились два одиночества…

Рыжий дядька с перекошенной от злости физиономией, поравнявшись с автомобилем Сергея К., буквально вывалился из окна своей машины, что-то прокричал и повертел пальцем у виска. Сергей недоуменно пожал плечами: мало ли на дороге придурков… И свернул в переулок.

Неделю спустя ранним утром Сергея разбудил телефонный звонок.

— Сергей Николаевич? — задалась вопросом трубка и, не дождавшись ответа, прохрипела: — Это инспектор отдела розыска спецполка ДПС Митрофанов. Вспомните: семнадцатого августа вы на своей машине участвовали в ДТП?

— Бог миловал…

— А вашей машиной еще кто-нибудь управляет?

— Нет.

— Вместе с машиной завтра к девяти приезжайте ко мне в полк… И не опаздывайте. Иначе выставим машину в розыск.

Инспектор Митрофанов оказался дотошным малым: автомобиль Сергея он обнюхивал со всех сторон, протирал тряпочкой до блеска, пока не обнаружил едва заметную царапину на бампере.

В ту же минуту как черт из табакерки рядом Сергеем из своей машины выскочил тот самый рыжий водитель:

— Ну, что я говорил?!

Оба автомобиля — Сергея и рыжего — инспектор распорядился поставить друг к дружке, “стрельнул” между ними взглядом и заключил:

— Все понятно.

Поскольку Сергей не отрицал, что в тот злополучный день и час действительно двигался рядом с автомобилем рыжего, Митрофанов состряпал протокол, из которого следовало: Сергей К. в нарушение требований ПДД оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого являлся. А потому достоин самого сурового наказания. Если не повезет, то — лишения крутить баранку на срок от одного до полутора лет, а если “повезет” — то административного ареста на срок до 15 суток.

— Помилуйте, инспектор! — взмолился Сергей. — Я ведь даже не предполагал, что кого-то слегка задел… Я даже не почувствовал!

— А это, — у Митрофанова сорвалась с губ заученная фраза, — вы будете объяснять в суде.

На нет и суда нет!

Объяснять что-либо судье было бессмысленно: мировой судья судебного участка №27 города П. смотрел сквозь Сергея и слушал в пол-уха.

— Ваша честь! — буквально взмолился Сергей. — Если б я заметил, что повредил чей-то автомобиль, я бы обязательно остановился и вызвал ГАИ.

— Вы — водитель, — нравоучительно заметил судья, — стало быть, должны замечать все.

Судья, впрочем, оказался добрым: из двух вариантов — лишение или арест — он предложил Сергею выбрать самый удобный.

И Сергей предпочел арест.

За решеткой он сочинил слезную жалобу в вышестоящий суд и окольными путями передал ее на волю.

Федеральный судья областного суда города П., руководствуясь нормой, обязывающей рассматривать жалобы арестованных в течение суток после получения, распорядился немедленно доставить Сергея в суд.

— Скажите честно, — учинил допрос судья, — вы действительно не ощутили удар, не услышали скрежет, не узрели иных признаков ДТП?

— Как на духу, ваша честь, — нет.

…Из-под “стражи” Сергея освободили прямо в зале суда. Федеральный судья областного суда города П. установил, что в действиях Сергея отсутствует состав административного правонарушения, ибо место дорожного транспортного происшествия он оставил не по злому умыслу.

Иными словами: не осознавая, что стал участником ДТП, оставляя место аварии, он не преследовал цель избежать ответственности за причиненный рыжему ущерб…

Незнание освобождает от ответственности…

Милицейская летопись не знает почти ни одного случая, когда сотрудник ГАИ попытался бы выяснить: осознавал ли водитель, причастный к ДТП, что к дорожно-транспортному происшествию он действительно причастен. Нет, не о тех происшествиях идет речь, где искореженное железо не оставляет шансов усомниться в том, что случилось ДТП. А о тех, которые в момент возникновения не лезут в уши и не бросаются в глаза, то есть — повлекшие только едва заметную царапину.

А потому сотни тысяч водителей, коим не было известно об их причастности к аварии и уехавших с места ДТП, по милости не желающих разбираться сотрудников ГАИ и безразличных судей сегодня незаконно лишены права управления или подверглись административному аресту!

Между тем всякое нарушение, в частности, ПДД считается таковым лишь в двух случаях: если оно совершено умышленно (то есть водитель сознавал, что нарушает, предвидел вредные последствия нарушения и желал их наступления) или по неосторожности (то есть самонадеянно не предвидел возможности наступления таких последствий, хотя и мог предвидеть).

Анализ этих норм показывает, что обвинять водителя в оставлении места ДТП по неосторожности никак нельзя! Ну и в самом деле: можно ли по неосторожности уклоняться, например, от службы в армии? Или по неосторожности заниматься вымогательством?

Увы. И то и другое возможно лишь по умыслу: умышленно бегал от призыва в армию, умышленно обманывал своих жертв с целью получения выгоды.

Стало быть, и привлекать к ответственности за оставление места ДТП (фактически — за уклонение от обязанностей оставаться на месте аварии и вызвать сотрудников ГАИ) возможно лишь в случае, если такое бегство было умышленным. Как недавно заявил в своем вердикте (слава богу, число таких решений неуклонно растет!) судья Череповецкого федерального суда Вологодской области Фабричнов, ответственность за оставление места ДТП наступает только тогда, когда водитель сознательно игнорирует возложенную на него обязанность оставаться на месте ДТП.

Сознательно!

А вот умысел еще надо доказать!

И если водитель, причастный к ДТП и сбежавший с места аварии, утверждает (а свидетели это еще и подтверждают), что видимых и слышимых признаков ДТП в момент столкновения им обнаружено не было, в отсутствие доказательств обратного такого водителя от ответственности следует освобождать.

Понятно, что несметное число водителей рано или поздно пожелает воспользоваться “правом” ничего не видеть и не слышать, а бежать от ДТП (при незначительном ущербе) без оглядки.

Понятно, что ехидно скроенные физиономии в подобных случаях будут требовать у гаишника: докажи, начальник, что мне было известно о моем участии в ДТП!

И поделом! Ведь кодекс писали не они.

Но именно они будут требовать его исполнения…