Рискует тот, кто не страхует

Хищение автомобилей в нашей стране — явление практически неистребимое. К столь неутешительному для моторизованных россиян выводу пришли участники круглого стола, состоявшегося на днях в «МК».

Кражи автомобилей — своего рода раковые метастазы, поразившие практически весь мир. Воруют «тачки» и в благополучной Америке (тамошние крадуны умыкают под миллион авто в год!), и в умиротворенной Европе, и даже на Востоке, где за неуважение к чужой собственности запросто могут отрубить руку или голову, также процветает такая «профессия», как похититель машин. По данным Интерпола, оборот криминальных денег, полученных от продажи краденых автомобилей, сопоставим с выручкой от продажи наркотиков или оружия. Размах автоворовского спрута поистине поражает: известны случаи, когда машины, украденные, скажем, в Новосибирске или Краснодаре, служивые от Интерпола находили на африканском континенте. Как противостоять столь мощному международному преступному синдикату?

[mkref=941]

К примеру, в отдельно взятом Узбекистане проблему автоворовства пресекли жестко и на корню, когда в начале двухтысячных за угон машины ввели смертную казнь. Оттого на родине хлопка и самых сладких дынь в год угоняют не более 2–3 машин. Применим ли узбекский опыт для России? Скорее нет, чем да. Во-первых, в нашей стране существует мораторий на смертную казнь, а во-вторых, в Узбекистане до ужесточения законодательства воровали не более 1500 авто в год, что по сравнению с ежегодной российской статистикой (100 000 автокраж) капля в море. А если учесть, что в рядах отечественных угонщиков весьма много несовершеннолетних, есть риск оставить российские школы и техникумы без учеников. Этой точки зрения придерживается и председатель Комитета по безопасности Государственной думы РФ Владимир ВАСИЛЬЕВ:

— Угонщик — самая нижняя часть преступной группы, и, как правило, это молодые пацаны. И если мы сейчас усилим ответственность по 166 статье Уголовного кодекса РФ «Угон», то уже завтра некому будет сидеть за школьными партами. Поэтому проблему с автоворовством следует решать не хаотичным закручиванием гаек (мол, давайте угонщиков в тюрьму сажать на 10 или 20 лет), а системным подходом. Нужно не только создавать досуговые центры для молодежи и пропагандировать честный образ жизни, чтобы забрать пацанов с улицы, необходимо главным образом наносить удар по организаторам преступного бизнеса, вовлекающим несовершеннолетних ребят в криминал...

Позицию своего коллеги по парламентскому цеху полностью разделяет первый заместитель председателя Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Госдумы РФ Владимир ГРУЗДЕВ:

— «Зачищать» этот нижний слой (простых угонщиков. — Ред.) можно до бесконечности. Мы как законодательная ветвь власти можем усилить ответственность по 166 статье УК РФ только для совершеннолетних угонщиков, оставив меры пресечения для подростков неизменными. Но, поверьте, это лишь приведет к тому, что в преступное сообщество станут еще активнее втягивать малолетних граждан. Именно поэтому важно выявлять организаторов преступных сообществ. Да, это не всегда просто, но проводить такую работу необходимо. Не так давно, например, по инициативе президента были приняты существенные изменения в статью 210 Уголовного кодекса РФ (напомним, данная норма права нацелена как раз на борьбу с преступными сообществами и их главарями. — Ред.). Но что мы видим? За прошлый год не припомню ни одного случая, когда бы по 210 статье УК РФ была привлечена к ответственности группа угонщиков. В законодательном плане, как мне кажется, у нас достаточно инструментов, позволяющих эффективно бороться с оргпреступностью. Видимо, все упирается в отсутствие мотивации правоприменителя. Куда проще возбудить в отношении угонщика уголовное дело по 166 или 158 статье УК РФ «Кража», чем тратить время и силы, чтобы переквалифицировать его на 210 статью…

Впрочем, не только законодательство и его применение влияет на статистику автокраж. По мнению еще одного участника круглого стола — заместителя начальника отдела по раскрытию преступлений, связанных с автотранспортом, Управления уголовного розыска ГУВД Московской области Александра БЫЧКОВА, неоценимую помощь преступникам оказывают сами жертвы угона:

— Если изучить статистику угонов и краж автомобилей, то отчетливо видно: в 65% случаев автомобили пропадают с проезжих частей, из дворов, с не­охраняемых автостоянок в жилом массиве. Чем вызвана столь неоправданная беспечность авто­владельцев, сказать трудно. Более того, многие угнанные машины не были оборудованы элементарными противоугонными средствами защиты. А в ряде случаев жертвы преступников признавались, что на их транспортных средствах были установлены «противоугонки», но они ими забыли воспользоваться. Хочу отметить, что угоны с охраняемых автостоянок и из гаражей крайне редки и составляют лишь 3% от общего числа автокраж. К слову сказать, за 10 месяцев этого года в Подмосковье похищено 5188 автомобилей, что на 515 единиц меньше по сравнению с годом прошлым...

Вице-президент Движения автомобилистов России, почетный адвокат РФ Леонид ОЛЬШАНСКИЙ уверен, что благодаря строительству по-настоящему доступных гаражей и отказу от практики сноса плоскостных боксов можно добиться существенного снижения показателей по числу автокраж в крупных городах.

А вот заместитель руководителя группы компаний «Аркан» (компания является одним из крупнейших российских разработчиков современных систем безопасности. — Ред.) Владислав БЕРЕНТ гаражи и охраняемые автостоянки не считает панацеей от угонов:

— Гараж — вещь, безусловно, хорошая, но не дающая 100%-ной гарантии безопасности автомобиля. В нашей практике немало случаев, когда дорогие иномарки пытались похитить и из гаражей, и с круглосуточно охраняемых территорий коттеджных поселков. Препятствия в виде гаража или охраны могут остановить неподготовленного хулигана, но не профессиональных угонщиков. Иногда гаражи даже помогают преступникам: они хранят угнанные машины в металлических боксах-«отстойниках», где шансы на их обнаружение минимальны. Поэтому защиту автомобиля необходимо усилить спутниковым охранным комплексом, который передаст сигнал тревоги в случае попытки угона. Так, в нашей практике был случай, когда мы помогли найти и вернуть иномарку своей бывшей клиентке, которая сняла авто с обслуживания по собственному желанию. Специалистам компании удалось активировать установленное на автомобиле оборудование и получить координаты его местонахождения. Информация была передана сотрудникам милиции, которые и обнаружили иномарку в одном из гаражей на юге столицы. Этот случай — яркий пример того, что чем сложнее и надежнее защита автомобиля, тем меньше вероятность его угона. В зоне повышенного риска находятся неохраняемые парковки возле торговых центров и жилых домов. Именно здесь, согласно статистике, совершается наибольшее количество преступных действий, связанных с автотранспортом, в том числе посредством открытого нападения на автовладельцев. И подобных мест, где ваш автомобиль и вы остаетесь один на один с преступниками, весьма и весьма много. Чаще всего злоумышленники «глушат» канал GSM, по которому передается сигнал тревоги. Их цель — выиграть время на совершение угона. Наша цель как оператора безопасности — узнать о нападении на автомобиль или человека и как можно раньше оказать помощь. Поэтому в наших охранных комплексах канал GSM дуб­лируется специализированным радиоканалом «Аркан», устойчивым к помехам и глушению. Он надежно работает в том числе и в железобетонных гаражах, что позволило, если вернуться к описанному мною случаю, вернуть угнанный автомобиль законной владелице. Что можно противопоставить хорошо подготовленной команде профессиональных автоугонщиков? Только технологии, которые превосходят технологии угона, а также слаженное взаимодействие оператора безопасности и правоохранительных органов. Если говорить о цене вопроса, хочу отметить, что сегодня цены на современные охранные системы достаточно демократичные, автовладелец с любым уровнем достатка может себе позволить надежную защиту машины от угона…

Вообще надо отметить, что на фоне стремительного роста автопарка страны число угонов с каждым годом незначительно, но снижается. Радуют глаз и результаты по розыску ранее украденных автомобилей в Подмосковье. По словам начальника отдела розыска УГИБДД ГУВД Московской области Андрея МАТЮНИНА, количество найденных в Подмосковье автомобилей уже превалирует над числом угнанных:

— За 10 месяцев этого года у нас зафиксировано 5591 преступление, связанное с хищением транспорта (здесь не только угоны и кражи, но и другие виды преступлений, поэтому цифры немного отличаются от тех, что озвучивает уголовный розыск), а раскрыто сотрудниками Госавто­инспекции 6104…

Вместе с тем все участники дискуссии сошлись во мнении, что полностью вытеснить криминал из автомобильной сферы едва ли получится. И здесь, увы, не помогут ни драконовские законы, ни сверхсовременная техника по розыску авто, ни увеличение штатной численности следователей. И единственный цивилизованный путь решения проблемы — страхование. Признают это и депутаты, и милиционеры, и разработчики охранных систем. Более того, как отметили наши эксперты, страховое сообщество не только бережет нервы и деньги граждан, но и помогает активно бороться с преступностью. К примеру, крупнейшая российская страховая компания РОСГОССТРАХ сотрудничает даже с частными детективами по розыску похищенных у клиентов автомобилей. Как правило, страховые компании заключают договоры с частными детективами, которые занимаются розыском автомобилей. Правда, себестоимость возврата очень большая и существуют проблемы с лояльностью самих детективов. Но это направление деятельности — лишь, как говорится, штрих к портрету.

— А по большому счету, — говорит вице-президент, руководитель департамента экономической и информационной защиты бизнеса компании РОСГОССТРАХ Александр МОЗАЛЕВ, — на сегодняшний день проблема с угонами зашла уже так далеко, что подходить к ней нужно комплексно, так как одни только действия оперативных подразделений не могут дать снижения числа этих преступ­лений. Например, избежать так называемых фиктивных угонов позволило бы получение истории автомобиля. Сегодня происходит примерно следующее: при наступлении убытка в размере более 75% от страховой суммы страховая компания «тоталит» автомашину, а затем продает годные остатки.

В результате на рынок выходит, по сути, груда металлолома с исправными документами. Злоумышленникам необходимо только подобрать похожую автомашину и затем путем несложных махинаций выпустить на рынок практически легальную автомашину после ДТП. Еще проще, купив у страховой компании «тотальный» автомобиль, договориться с агентом, не ремонтируя его, застраховать по КАСКО, а затем разобрать машину на запчасти и заявить об угоне. Та же проблема и с залоговыми машинами. Автомобиль может находиться в залоге у банка, а ПТС, соответственно, — на хранении в банке. Злоумышленники обращаются в ГАИ, восстанавливают ПТС как утерянный, а затем продают машину в другой регион и заявляют ее в угон. Изменить эту ситуацию могло бы взаимодействие страховых компаний, правоохранительных органов и банков. В ПТС и в учетную карточку ТС в ГИБДД должна ставиться соответствующая отметка — о «тотальности» или ограничениях по кредиту, и тогда возможностей заявлять фиктивные угоны стало бы меньше. Выиграли бы все: и страховые компании, которые знали бы историю автомобиля, и банки, которые избежали бы мошенничества с залоговым имуществом, и, естественно, право­охранительные органы...

Другими словами, чтобы активно бороться с угонным «бизнесом», некоторые изменения и в подзаконные акты, и в нормативные документы вносить необходимо. Но вряд ли нужно говорить о кардинальных мерах. Представитель компании РОСГОССТРАХ, как и депутаты, уверен, что решение вопроса упирается не в законы, а в их исполнение:

— Основная проблема, на мой взгляд, лежит не в плоскости законодательства, а в плоскости его реализации, — продолжает Александр Мозалев. — В данном случае — в розыске и доказательстве вины преступников. Ни один угонщик, если его поймали в процессе угона, будучи в здравом уме, не скажет, что он решил завладеть автомобилем с целью хищения и дальнейшей его перепродажи. Правоохранительным органам необходимо это доказать, а с доказательной базой у нас, как обычно, проблемы. В результате такое дело разваливается в суде, преступник в лучшем случае получает условный срок, а затем благополучно продолжает заниматься той же деятельностью...

Впрочем, простых автомобилистов нынче больше беспокоит не то, как власти собираются бороться с угонщиками. Их интересуют в первую очередь способы защиты машины от преступных посягательств.

[mkref=942]

— Увы, — констатирует Александр Мозалев, — но если автомобиль приглянулся опытным преступникам, то неважно, какие сигнализации или системы наблюдения стоят на вашей машине, — ее участь предрешена. Но при наличии выбора, конечно, преступники возьмут авто, которое имеет меньшее количество дополнительных защитных систем, так как на разблокирование противоугонной системы требуется время. Но ни одна противо­угонная система не дает 100%-ной гарантии защиты от угона. Единственный способ компенсировать вероятные убытки — страхование.

И, заметим, все большее число моторизованных россиян с этим соглашаются. И с каждым годом армия застрахованных по КАСКО автовладельцев ширится.