Держать и не пущать!

Для образцового коммунистического города важна не суть, а картинка. Чтобы изобразить удачу наведенного порядка, достаточно убрать все машины с Тверской. И — о чудо! — сразу становится ясно, сколь успешен мэр.

Предшественник нового столичного мэра за 19 лет ничего не смог поделать с городскими заторами, а нынешний в одну подпись исправил ситуацию. И кому какое дело, что коллапс с главной улицы сместился на главные переулки. Образцовый коммунистический город ведь не для жителей, а для их начальников. Они поедут к себе в Кремль и сразу оценят усердие и результативность.

Но ведь «пробок» от этого не становится меньше? Тогда надо, например, вернуть плату за асфальт. Тут все просто: ездить вы имеете право, а парковаться — уже нет. И это очень прогрессивное решение, характеризующее нас как европейцев. Там тоже все платное, а сознательные граждане с упоением ездят на метро, даже не мечтая приехать на работу за рулем. И, главное, со стороны опять возникает мираж благоденствия. «Пробок» нет, тротуары свободны, редким машинам пионеры салютуют, военные отдают честь, прочие почтительно замирают. Ой, кажется, это уже не из Европы… это картинка из Азии? Так выглядит Пхеньян — самый коммунистический из возможных городов на свете. Кстати, сейчас принято полагать, будто эту картину счастья придумал неведомый чучхе. Вовсе нет — наш Троцкий. Лев Давыдович строил коммунизм изо всех сил, и частью его плана было разделение людей на две армии — военную и трудовую. Одна охраняет и сражается, другая работает, получая по заслугам, по труду и по приговору. Северные корейцы, на свою беду, идею воссоздали в кирпиче, бетоне и колючей проволоке и попутно решили даже больше вопросов, чем стояло на повестке дня. Один из них — вопрос с заторами. Нет их в Пхеньяне. Да и во всей Корее нет. Как нет и проблем с парковками, с ценами на бензин, с непатриотичным потреблением иномарок вместо отечественных машин, с придорожными ларьками, с «синими ведерками», с взяточниками из ГАИ, с транспортным налогом и ОСАГО. Одним военным коммунизмом решено сразу все. И ведь люди довольны! Ни один кореец не возражает, с готовностью голосует за нерушимый блок коммунистов и беспартийных и всегда любит любого Кима — Ир Сена, Чен Ира, Чен Уна. Но самое важное, что картина грянувшего всеобщего счастья исключает наличие собственного автомобиля. Нравится крутить руль — вот тебе грузовик и профессия шофера. А легковая машина полагается только начальнику для статуса. Черная, без мигалок, с окнами, закрытыми занавесками. Когда одна из трех легковых машин Народно-Демократической Кореи едет по любой улице страны, всем предписано столбенеть, салютовать и делать несколько раз «ку» с уверенным выражением восторга на лице. Слеза умиления — на усмотрение хозяина лица. Редкие неулыбнувшиеся и непрослезившиеся проникаются позитивом на каторжных (ну то есть сельскохозяйственных) работах, особенно на рисовых полях, где, как известно, всегда грязи по колено, но уж точно нет автомобилей и связанных с ними проблем.

У нас с вами есть возможность полюбоваться в режиме онлайн: нет, не на кузькину мать — на образец умелого хозяйствования, грамотного управления, качественного решения транспортных и прочих проблем. И заранее известен результат — Москва станет образцовым городом. Возможно, даже коммунистическим.