Автоинспекция выкидывает номер?

Уже в самое ближайшее время ГИБДД планирует отказаться от сверки номеров двигателя при постановке машины на учет и снятии с учета, а также при прохождении техосмотра.

Придорожные милиционеры уверены, что новация существенно упростит жизнь гражданам, ведь на многих марках машин номера на «движке» за какие-то пять-шесть лет эксплуатации «съедает» коррозия. А значит, гражданину приходится проходить долгую милицейскую экспертизу и доказывать, что номер на силовом агрегате не умышленно уничтожен, а стал жертвой химических процессов.

А сколько проблем с внесением изменений в учетные данные машины приносили двигатели, «поймавшие клина»? Авторы этой инициативы приводят в пример ряд стран, где номер «движка» вообще не фигурирует в регистрационных документах машины, поскольку «пламенное сердце» — это своего рода расход­ный материал, который, как и автомобильные покрышки, время от времени нуждается не в ремонте, а в замене.

Впрочем, это на первый взгляд благое намерение Гос­автоинспекции в штыки приняли коллеги по милицейскому цеху из Департамента уголовного розыска. Сыщики уверены, что подобная инициатива лишь развяжет руки организованной преступности, промышляющей угонами машин.

И кривая автокраж неумолимо поползет вверх. Судите сами: по статистике, до 70 процентов всех угоняемых в стране автомобилей идет на «донорские органы». Колеса, сиденья, элементы кузова и двигателя с ворованных «тачек» ежедневно попадают на прилавки магазинов автозапчастей. А теперь представьте, что продавать можно будет ворованный «движок» в сборе. Это же мечта любого угонщика, ибо мотор — одна из самых дорогих деталей авто. Сыскари даже не скупятся на метафоры: «Представьте, что будет, если разрешить трансплантацию человеческих органов без обязательного предоставления документов о происхождении сердца, почки или костного мозга? Это приведет к тому, что когда мы будем возвращаться поздним вечером с работы, нас какие-нибудь верзилы быстренько смогут ограбить. И своруют, как вы понимаете, не кошелек или золотые часы, а, например, печень…»