Бюджетом об асфальт

Была надежда, что на этот раз пронесет. Что все изменилось к лучшему. Что тот казарменный человек, понимающий лишь армейскую эстетику военного городка, уже ушел в запас. Что оставшиеся люди умнее, не имеют искажений психики и не видят цветных галлюцинаций...

Увы. Мэр новый, убожество старое. Он не распознал, не обнаружил, не убрал того соратника, благодаря которому мы столь удивительно выглядим перед всем миром и самими собой.

Москву вновь покрасили. Бордюры, заборы, поручни. Каждую весну на протяжении всего XXI века автомобили столицы начинают щеголять зелеными, желтыми, синими, розовыми разводами масляной краски на боковинах шин. Выходя из машины, мы озираемся и вычисляем траекторию шага и падения тела, чтобы не испачкаться о следы заботы, остерегаемся каждого забора и боимся браться за ручки подъездных дверей.

Пока не отмечено ни одного аналогичного случая — чтобы в столице государства красили камни и железо. В тех немногих городах, где бывают заборы, они, как правило, из нержавеющей стали. Чтобы раз и навсегда. А красить камень — это вообще непостижимо.

Но куда всем этим непонятливым! Они не служили в Красной армии, не красили траву, не ровняли сугробы, не тянули по ниточке подушки и не отбивали кантик на одеяле. Им не понять. Но и нам тоже не понять. Не понять, каким нужно быть убогим, чтобы видеть в красочных разводах несочетаемых цветов ухоженность, аккуратность и благоустройство.

Нам не постичь, зачем нужно тратить тонны краски, закупая ее на наши с вами бюджетные рубли. Зачем нужно делать это весь теплый сезон, издевательски бросая трудовой десант таджиков, крася грязь в несколько слоев, и потом повторять эту процедуру до осени, обновляя пятна на шинах машин.

Мэр полгода в должности. Он уже отчитался перед горожанами о полном погружении в проблемы и заявил, что разобрался в острых вопросах. Следовательно, он считает нормальным красить бетон? Или это не острый вопрос? Или вообще не вопрос и крашеный камень — такая же логичная картина, как крашеная трава и выровненный по линейке сугроб?

Но еще мэр заявил, что обнаружил в своем хозяйстве коррупцию. Может, это она красит нам заборы, бордюры и колеса автомобилей? Тогда тем более его ждет двойная победа. Замахнется на одно — попутно обрадует нас и себя другим.

А вдруг мэр не знает точку зрения автомобилистов и просто москвичей на казарменную эстетику крашеного бетона? Тогда вот ему подсказка: это отвратительно! Пора кончать. Не красить. Никогда. Ни одного камня.