Кто заплатит за «Формулу-1»?

Современная «Формула-1», сформировавшаяся в своем нынешнем виде как следствие долгих и сложных политических и экономических процессов, дискуссий, решений, а временами даже демаршей, грубо говоря, имеет две управленческие стороны: так называемую спортивную власть и владельцев коммерческих прав.

Естественно, жизнь каждой из них зависит от другой. Собственно спортивная часть, представляемая FIA, гарантирует сам качественный и высокосмотрибельный продукт (недаром спортивные власти столько корпят над изменениями технического регламента в сторону увеличения количества обгонов, зрелищности). В свою очередь, коммерческая составляющая в лице уполномоченной компании этот товар упаковывает и продает, а также дает возможности для развития спортивной стороны — удовлетворяет аппетиты команд, аппарата и т. д. Одной из главных статей дохода является реализация прав на телетрансляции. В 2001 году общественная организация FIA, тогда возглавляемая Максом Мосли, передала коммерческие права на “Формулу-1” в частные руки, продлив контракт еще на сто лет (с 2011 по 2110 год), за 386 миллионов долларов…

Мы сделали этот небольшой экскурс потому, что в данный момент “королеву автоспорта” трясет на всех уровнях. На самом деле формулическая структура управления, особенно коммерческими правами, имеет сложную и запутанную логику. Если представлять себе грубо и в лицах, то получается, что основными действующими лицами в данный момент являются Жан Тодт, президент FIA, то есть спортивная власть, и Берни Экклстоун — фактически основная движущая сила и идеолог коммерческой стороны, а по сути — один из главных авторов современного благоденствия “королевы автоспорта” (что бы там ни говорили о проблемах с бюджетами команд!). Таковы “тренеры”, но важнейшей стороной остаются собственно “игроки” — команды, которые подписывают Договор согласия, имеют свои права в плане принятия решений, долю в доходах и играют “на поле”. Среди этих товарищей согласья, как правило, нет, даже если речь идет об общих целях: проследить, чтобы “фиашники” написали не слишком дурацкие правила, и вытрясти как можно большую долю доходов. В этой неоднородной массе есть конюшни побогаче и победнее, помоложе и постарше, практически заводские и частные, поэтому интересы их далеко не всегда совпадают. Совершенно особняком стоит “Ferrari”, которая, по сути, независимо от результатов на трассе является чуть ли не символом “Формулы-1”, одной из самых богатых и влиятельных команд. Правда, в нынешней форме Договора согласия вытрясание индивидуальных преференций, равно как и исполнение любимого хита об организации альтернативной серии, существенно ограничено. Это не мешает главе Скудерии Луке ди Монтедземоло скандалить и со спортивной властью, и с коммерческой. При том что результаты “Ferrari” на трассе в этом сезоне все еще заставляют желать лучшего и третье место Алонсо на Гран-при Турции было воспринято как большой успех. Кстати, если считается, что Берни Экклстоун симпатизирует конюшне из Маранелло, то на Жана Тодта чары бывшего шефа явно не действуют: “Ferrari” — главный противник рядных турбомоторов, с идеей которых носится нынешний глава FIA.

В общем, шефы поговорят-поговорят и на чем-нибудь в какой-то момент разойдутся. По своим конюшням. И будут работать дальше, а смотреть придется нам. И если вопрос о распределении денег и имен владельцев напрямую нас волнует мало, то вот что конкретно мы будем смотреть, как и под каким названием, зрителя касается точно! И вообще будут ли нам это показывать на общедоступных каналах, если паче чаяния владелец коммерческих прав изменится и им станет тот самый медиамагнат Руперт Мердок… Все перечисленное зависит от того, что в ближайшее время решат господа тодты, экклстоуны и прочие монтедземолы.

Фигура первая: спортивная

Если говорить о правилах, то очевидно, что не все команды довольны тем, что уже напридумано, и многие еще менее рады тому, что ждет их в будущем. Например, тот же Лука ди Монтедземоло недавно выступил в нашумевшем интервью CNN с резкой критикой нововведений этого года, которые, с его точки зрения, делают борьбу на трассе искусственной и надуманной. Что пилот больше сосредоточен на том, чтобы разобраться в том количестве кнопочек, что у него на руле, чем на пилотировании и борьбе на трассе. Не все отваживаются высказываться столь резко, как Монтедземоло, но и без другой критики не обходится. Например, Фернандо Алонсо уверен, что прием с динамическими антикрыльями не настолько облегчает обгоны, как это казалось и хотелось бы. Скорее возросшую легкость обгонов можно объяснить особенностями новых шин “Pirelli”. Возвращаясь к крыльям, многие пилоты против, в частности, использования этого элемента на Гран-при Монако в конце мая, считая, что применение DRS в условиях этой трассы будет просто-напросто опасным.

Довольно жесткой критике подверглась и очередная инициатива Жана Тодта. Президент считает, что отмена сезонных тестов оказалась не слишком удачной идеей (вернее, Тодт выразился — “глупой идеей”), особенно в свете использования новых элементов, требующих доводки и отладки, типа DRS. Как подчеркивает Тодт, речь идет не о возвращении длительных закрытых тестов, а скорее о двух-трехдневных сериях для отработки некоторых моментов. Тем не менее команды оказались против возвращения сезонных тестов даже в таком формате, опасаясь, что это негативным образом скажется на их бюджетах.

Еще большее напряжение вызывают новые идеи, в первую очередь будущая моторная “формула”, которая должна вступить в силу в 2013 году. Жан Тодт считает, что вопрос вступления в силу турбомоторов вне обсуждений, но есть люди, думающие иначе. В частности, это Берни Экклстоун и “Ferrari”. Тодт убежден, что подвергать такие вещи сомнению не входит в компетенцию владельца коммерческих прав. И что оба могли ранее повлиять на решение на уровне рабочей группы FIA, которая занималась разработкой этой идеи, и далее или на уровне мирового Совета Федерации. В любом случае эти четырехцилиндровые турбомоторы — один из ключевых моментов битвы за новый Договор согласия между командами и владельцами “Формулы-1”. Кстати, новая моторная “формула”, очевидно, простимулирует перестановку сил среди моторостроителей. В частности, придет новый игрок “Pure”, возглавляемый бывшим главой команды BAR Крейгом Поллоком.

Что ж, будем надеяться, что столь кардинальные изменения моторных правил не станут очередной “глупой идеей” FIA, как принятый ранее полный запрет на тесты в ходе сезона.

Фигура вторая: коммерческая

На этом фоне серьезно обострились разговоры о смене владельца коммерческих прав и даже в очередной раз завелась шарманка на тему создания другого чемпионата. В свою очередь, Берни Экклстоун отвергает слухи о том, что “Формула-1” будет продана и куплена “News Corp” Руперта Мердока в партнерстве с одним из богатейших людей мира, мексиканским телекоммуникационным магнатом Карлосом Слимом. По слухам (слухи идут от все той же “Ferrari”), Слим обратил свои взоры на автомобильный бизнес.

Несмотря на трехкратную перепродажу, Экклстоун по-прежнему управляет коммерческими правами на “Формулу-1”. (В данный момент через холдинг “CVC Capital Partners”, который приобрел эти права в 2006 году у трех банков. Кстати, эта сделка до сих пор находится в сфере внимания соответствующих органов. Есть подозрение, что один из банкиров получил крупную взятку. )

Берни отрицает какие-либо контакты с представителями империй Мердока или Слима. А значит, или их действительно нет, или Экклстоун держит их в секрете (либо переговоры держат в секрете от Берни). Или же это очередная страшилка в преддверии “формулического междусобойчика”. Если все-таки CVC решит продать права на “Формулу-1”, то будущий покупатель помимо дивидендов приобретет и головную боль в виде FIA и команд, которые весьма недвусмысленно заявили о том, что хотят получать больше — собственно, видимо, в этом и заключается смысл последних демаршей “Ferrari”, возможно, выставленной командами как красная тряпка, чтобы обмануть быка.

В случае же покупки Мердоком прав на “Формулу-1” — в первую очередь это телетрансляции — существует угроза, что передачи пойдут по платным каналам или по системе pay-per-view, так как в конгломерат медиахолдинга входит и такого рода телевидение. Такой вариант полностью противоречит идеологии “Формулы-1”, которая всячески борется за как можно большее расширение массовой аудитории за счет телевизионной (порой даже пренебрегая зрителями на конкретных Гран-при), каждый год рапортует о ее увеличении, завоевывает массовые каналы стран и целых частей света и практически живет за счет продажи прав на трансляции и спонсоров, демонстрирующих свои продукты и бренды по всему миру. Впрочем, эта идея уже в сфере внимания европейского антимонопольного комитета. Тем более что речь идет не просто о каком-либо соревновании, не о клубных или частных гонках, а ни много ни мало о чемпионате мира.

С самой передачей коммерческих прав на сто лет уже не все ясно. Нынешний глава FIA Жан Тодт утверждает, что контракт, заключенный во времена его предшественника Мосли десять лет назад, не мог учесть высокий технологический и финансовый уровень нынешней “Формулы-1”, а следовательно, нужно дать FIA еще больше денег.

Также есть гипотетический вариант, что команды не станут возобновлять Договор согласия и уйдут в альтернативный чемпионат. Но дело в том, что, сколько бы ни пыжились конюшни, в частности “Ferrari”, в него можно уйти в любом случае без таких брендов, как собственно “Formula One” и даже сочетания Grand Prix. И пусть название — это только форма, но без этих легендарных фетишей даже имя старейшей команды чемпионата, “Ferrari”, будет просто пустым звуком. И все это понимают. А значит, у тренеров и игроков хватит ума, чтобы не переступать некоторых границ, за которыми может быть разрушен прекрасный, шумный и скандальный мир Больших призов, где даже миллиардные сделки — это прежде всего элемент шоу, которое должно продолжаться.