Тупой, еще тупее

Мы не можем без заграницы. За что бы ни взялись, обязательно либо начнем сравнивать себя с «ними», либо перенимать опыт, либо просто украдем.

А если беремся душить себя налогами, истеричными ценами и дикой стоимостью, то уж обязательно для сравнения кивнем в чужую сторону с пояснением, насколько у них дороже и что теперь и нам пора подтянуться. При этом мы сильно проигрываем и все время отстаем, поэтому все меньше копируем или подражаем и все больше заимствуем, берем или покупаем.

Провалив собственную автомобильную промышленность, мы перестали мучиться сравнениями и просто позвали иностранцев на помощь, приняв на своей земле их заводы. Дать себя в нагрузку мы додумались лишь теперь, ужесточив процент локализации, а поначалу только радовались, что в иномарках нет почти ничего отечественного, благодаря чему машины вызывали доверие.

Сотовую связь мы тоже приняли безоговорочно. Даже не стали тужиться в изобретательстве, распахнув страну навстречу загранице. Попутно мы получили еще и GPS, научившись ориентироваться на родных просторах по подсказкам американских спутников. Свой ГЛОНАСС затеяли с громадным опозданием и сейчас старательно ищем ему применение, пытаясь проложить по иностранному следу собственный путь.

Кстати, мало кто знает, что когда появился Интернет, мы пытались изобрести свой собственный и не пустить Америку на порог отчизны. Изобретали долго и беспомощно, а когда доползли до промежуточного результата, оказалось, что Интернет стал повсеместным и уже поздно трепыхаться.

При этом в редких спорах о том, что же лучше — заграничное или наше, на потребительском уровне мы соглашаемся, что иностранный автомобиль, телефон, навигатор превосходят родные аналоги. И гордо называем их масштабное присутствие в своей жизни интеграцией в мировые процессы. Но изредка, от нечего делать, мы пытаемся мыслить глобально, масштабно, стратегически. Тогда выясняется, что нам необходимо все свое, чтоб на случай войны не зависеть от чужого коварства. Правда, от слов к делу не переходим.

Есть одна общеупотребимая тема, в которой мы стоим перед заграницей насмерть и не пускаем ее на порог. Это бензин. Чужеродный нефтяной капитал мы к себе пускаем, всякие ТНК-ВР поощряем, но качественный бензин, произведенный за рубежом, ввозить в Россию запрещено.

Хотя сами делаем топливо гораздо худшего качества. Мы не строим новые заводы и тщательно оберегаем монополию, чтоб народ по несусветным и необъяснимым ценам мучился исключительно на бензине и солярке отечественного производства. Оправдание опять стратегическое: если завтра война, то мы заправим танки и командирские Mercedes своим родным топливом. А на самом деле мы просто не выдержим конкуренции. Если пустить в страну иностранный бензин, вся наша нефтеперерабатывающая промышленность умрет за ненадобностью. А если не пустить, то так и будем удивляться неуправляемому ценнику, ремонтировать моторы и играть в новую русскую рулетку при каждой заправке: стуканет движок или не стуканет?

Кстати, Великую Отечественную мы выиграли не только на ленд-лизовских грузовиках, но и на ленд-лизовском бензине для них.